Антон Долин в Саратове: реплики из лекции

Вчера в рамках фестиваля «Саратовские страдания» в «Доме кино» прошла лекция журналиста и кинокритика Антона Долина на тему: «Русское кино в контексте мирового: кому мы нужны?». TSR представляет вашему вниманию несколько интересных реплик и тезисов, прозвучавших в этот вечер. 

О «Годе кино»

Так сложилось, что я был вчера на закрытом совещании у министра культуры Владимира Мединского. И там обсуждался грядущий «Год кино». Я спросил у него, вот это словосочетание, оно означает наш патриотизм, любовь к нашему кино? Или в целом любовь к киносмотрению? На что он ответил: вы не обратили внимания, там самое главное слово — «российское кино», и это будет год любви именно к нему.  Кто я такой, чтобы спорить с министром? Но мне кажется, что любовь к российскому кино — почти бессмысленное словосочетание.

Потому что, если человек достаточно пристрастен, чтобы любить российское кино, значит, он в принципе любит кинематограф. А если человек любит только российское кино и не способен смотреть другое, значит, он просто тяжелый сумасшедший.

О «Левиафане»

Основная проблема кино в нашей стране — его никто не хочет смотреть. Люди часто осуждают кино, хотя даже его не видели. Они прочитали чью-то рецензию, отзыв, посмотрели трейлер. И вот у меня возник вопрос – почему люди смотрели «Левиафан» Звягинцева? Можно сказать: вот, потому что у него много премий. Но это ерунда, премии вообще для русского зрителя ничего не значат. У нас часто фильмы, которые «Оскар» получают, никто не хочет смотреть. Фильм про почтальона Тряпицына  взял «Серебрянного льва» в Венеции, никто его особо не смотрел. Хоть и по Первому каналу показывали, хоть и Кончаловского знают больше, чем Звягинцева.  Может дело в том, что мы рабски повторяем за Западом: если им нравится, то и нам нравится? Или настал такой момент в России, что людей пробила социальная тематика? Потому что у нас никогда не любили кино про коррупцию и чернуху. Кино должно быть как «Пираты Карибского моря», в крайнем случае, «Трансформеры-3». «Левиафан» — это панк-молебен, акция, крик, кино прямого действия. Может, настало время для кино, которые напрямую обращается к зрителю?

О Ларсе фон Триере

Я очень люблю Триера, мне нравится его подход к себе. У него вся жизнь и все творчество «на слабо».  В России к Триеру совершенно особенное отношение. Я даже считаю, что это частично — моя заслуга. Фильм «Антихрист», который был чудовищно освистан в Каннах, в России собрал рекордные деньги.

Я знаю, что съемочную группу Первого канала послали на первые сеансы «Антихриста», чтобы они снимали возмущенных людей. Посмотрите это репортаж, он потрясающий, там выходят люди со слезами на глазах и говорят: «Этот фильм — про меня».

Я сколько с Триером не общался и не смотрел его фильмы, у меня всегда ощущение чего-то родного, дружественного, теплого. Он же очень близок России, он фанат Тарковского. А все эти болезненные попытки психоанализа — это же все восходит к Достоевскому. Достоевский написал книгу «Идиот», Триер снял фильм «Идиоты».

О Никите Михалкове

Никита Сергеевич Михалков имел рекордную публику, но все последние его фильмы объявляются убыточными. Его пример разрушает мнение о том, что на западное кино ходят, потому что в него вкладывается много денег, а в российское мало. В фильмы Михалкова денег вкладывается все больше и больше, но зрителей больше не становится. Я думаю, что произошла драматическая вещь, связанная не только с ним. Раньше быть русским режиссером и гордиться этим, прямо было связано с тем, как показать эту гордость, как сделать это русское международным. Михалков сделал это несколько раз: в фильме «Очи черные» и в «Сибирском цирюльнике».  Но если раньше быть русским значило быть гражданином мира, то теперь, либо ты русский и работаешь на нас, либо ты «их» и работаешь на «них».

Как в случае со Звягинцевым: говорили, что ему заплатил госдеп, что он обругал Россию, поэтому ему захотели дать «Оскар». Разумеется, это так не работает, иначе, каждому, кто обругал бы Россию, давали бы «Оскар». А последний русский режиссер, которому его дали, был как раз Михалков.

В трейлере фильма «Солнечный удар» маниакально повторяется фраза «С чего все это началось и как это случилось?». Я думаю, что есть простой ответ на этот вопрос: все началось с того, что Никита Сергеевич сделал фильм «Свой среди чужих». Он был о плохих белогвардейцах и хороших красноармейцах, а закончилось все тем, что он снял «Солнечный удар» про хороших белогвардейцах и зверских красноармейцев. Михалков пытается встать в «правильный» лагерь, в чем, на мой взгляд, его главная ошибка как художника.

в центре внимания Вернуться на главную

видео дня Велодень с воздуха
Андрей Сальков
цифра дня 10 297 выпускников пишут ЕГЭ по русскому языку