Выбор редакции

Без суда и следствия

Опубликовано 03 октября 2014 в 12:44
0 0 0 0 0

— Я занимаюсь медиацией.

— Это, когда садишься в позу лотоса и пытаешься выйти в астрал?

— Нет, то, что вы говорите — медитация. А я — медиатор!

— Это такая штука для гитары, чтобы играть по струнам удобнее было?

— Ну почти… Если только по струнам души.

 

После получасовых разборок нам всё же удалось выяснить, что такое «медиация». Разговор увел в дебри юридического ремесла. Оказалось, что медиатор — это такой человек, который предлагает помириться поссорившимся. Чтобы до суда не доводить дело. Причем, это решение тоже носит законный характер. Медиатор Ольга в профессии последние года три. Говорит, что пока традиция такого полюбовного соглашения не очень-то развита в России.

медиатор

«Начать судиться для людей — это как выйти на тропу войны. В ход идёт и тяжелая артиллерия и запрещённые приёмы. При этом, каждый готов, мне кажется, загрызть оппонента. Но ведь всегда можно найти какой-то компромисс».

В разговоре девушка выглядит очень спокойной. Такое ощущение, что она либо обрела дзэн, либо принимает сильнодействующие антидепрессанты.

«Это та из немногих профессий, где кроме пользы обществу, ты ещё получаешь личное удовлетворение. Вот приходят поссорившиеся на встречу: ругаются, кричат, обвиняют друг друга во всех смертных грехах. А ты им предлагаешь какой-то очень простой вариант, удобных для обеих сторон. И они как-то улыбаться начинают, добреют на глазах».

В месяц девушка успевает не довести до суда около десяти-двадцати конфликтов. Каждый очень хорошо помнит. Ольга — кладезь историй для Донцовой и Гавальды.

Из последнего. Ругались жители дома с одним из заведений авто-суши в их же дома находящемся. Туалет поделить не могли. По закону сушисты должны были отдельно провести канализацию. Чтобы не забивать общие трубы рисом и прочим форшмаком. Но поленились.

«Директора этого заведения чуть не линчевали прямо на улице, как Людовика XVI во Франции. Вы представляете, толпа разъяренных жителей, во главе с бабушкой-активисткой. Этот несчастный бар брали штурмом. Работы предстояло много — каждого жителя успокоить, объяснить, что не обязательно лить кровь. Отдельно поговорила с директором заведения. Он так в шоковом состоянии находился. Сначала в чувства его привела, потом уже ситуацию начала объяснять с юридической точки зрения».

В итоге все успокоились, не без помощи медиатора, конечно. И пришли к весьма полюбовному соглашению: провести отдельную трубу, раздать всем жильцам скидки на роллы. Теперь это авто-суши излюбленное заведение местных жителей.

«Кстати, бабушка-активистка, которая была впереди толпы, ни разу роллы не пробовала. Директор её угостил в честь перемирия. Так она теперь там каждые выходные берёт «Сяке-Маке» и «Калифорнию». Я просто звоню периодически, узнаю, все ли выполнили свои обязательства».

Заключение медиатора — официальная бумага, с которой потом можно смело идти в суд, если вдруг одна из сторон конфликта не захочет выполнять свои обещания. Для судей специалисты-медиаторы своего рода верные жены-домохозяйки. И ужин приготовят, и в квартире уберут. Судья Октябрьского районного суда Саратова Александр Ершов не скрывает своей радости при одном упоминании о медиации.

судья

«Мы всеми руками и ногами — за медиаторов. По-сути, они берут на себя важную миссию — предложить сторонам разойтись с мировым соглашением. Мы, судьи, тоже всегда рекомендуем попробовать договориться. Если люди не могут решить конфликт самостоятельно — то разбираемся по существу. Иногда такие споры растягиваются на долгие годы: то одни на других подают, то наоборот и до бесконечности».

Но в большинстве случаев до суда дело не доходит. Не зря же медиаторы трудятся. Говорят вот, хороший человек не профессия. Не правы! Ещё какая профессия. Со странным названием «медиатор» и бесконечным желаем нести в мир свет, радугу и единорогов.

0 0 0 0 0



30 сентября 2014
09 октября 2014
Вконтакте
facebook