Что ждёт документальное кино в регионах?

Опубликовано 29 сентября 2014 в 12:13
0 0 0 0 0

Документальное кино – способ диалога между людьми, идентификация жизни современного общества. Нижневолжская киностудия создавала площадку, чтобы этот диалог стал конструктивным и комфортным. В девяностые годы кинохроника выпускала от трех до семи фильмов в год. Сейчас факт существования кино в Саратове, как и в других регионах России, становится всё большей утопией. Мы спросили у режиссеров, собравшихся на фестивале документальной мелодрамы со всего мира, какое будущее ждёт документальное кино на периферии, чтобы знать, к чему готовиться молодым режиссерам, а на что лучше закрыть глаза.

Бриони Данн, режиссер фильма "Хранители сада"

Бриони Данн, режиссер фильма «Хранители сада»

Не знаю, как складывается ситуация с документальным кино в России, но думаю, есть несколько критериев, общих для всего мира. Во-первых, многое зависит от того, хороша ли работа, а во-вторых, от того, какое влияние и число нужных контактов имеет режиссер. В основном нужно заводить знакомства на фестивалях, особенно, если его фильм попал на международный, большой фестиваль. По поводу качества самой картины: если кино уникально и истории, подобной этой, еще не было, я не думаю, что имеет большое значение, откуда человек. Сейчас в документальном кино множество фильмов похожи на копию друг друга. Я смотрю один фильм и постоянно вспоминаю абсолютно такие же другие. Например, что-то вроде «у человека была душевная травма, он начал употреблять наркотики, и все его проблемы решились и переживания ушли, потому что он ушел в религию». Когда я вижу подобные фильмы, все время спрашиваю себя: что в этом уникального? Я не думаю, что подобные фильмы будут иметь успех или попадут когда-нибудь на крупные фестивали. Так что все же я уверена: важно не то, откуда человек снимает кино, а то, как он это делает.

IMG_0152

Владимир Эйснер, режиссер фильма «Русские немцы»

Если министерство культуры не переломит ситуацию, то всё будет совершенно плохо, всё закроется. Потому что деградация идёт последние двадцать лет. Деградация и уничтожение киноотрасли как таковой. Все киностудии, а их было, если не ошибаюсь, около шестнадцати на территории Российской Федерации, они уже все почти уничтожены, начиная от Дальнего Востока, заканчивая Санкт-Петербургом. Юридическое лицо еще существует, но как таковых студий почти нет, потому что там работает 4-5 человек. Смотрите даже по своей киностудии, она ведь она у вас была такая мощная. Сейчас есть какие-то частные, но это совершенно не то. В первую очередь, должна измениться политика министерства культуры.

Виктория Казарина, режиссер фильма "Игра вслепую"

Виктория Казарина, режиссер фильма «Игра вслепую»

Я считаю, что кино будет существовать, если будут достойные режиссеры и авторы,  которые готовы двигаться не в системе, потому что система вряд ли выделит на это деньги. Нужно сразу этого ожидать и двигаться самому. Самому искать друзей с техникой, самому искать оператора, самому искать сценариста и прочее, и прочее. То есть полностью полагаться на себя. Если человек готов это делать, то у него всё обязательно получится. Как правило, это дело сложное и многие бросают, доходят до конца только те, кто действительно талантлив и, по крайней мере, представляет из себя какую-то ценность как автор, как режиссер. Поэтому для таких людей, конечно, неважно, откуда он: из региона, не из региона. Потому что фестивали проходят везде. Я сюда приехала, в Саратов, и на таких замечательных фестивалях по атмосфере, организации ещё не была. Поэтому в отношении искусства неважно – регион-не регион. Если человек талантливый, всё будет хорошо.

Тихий Куст, режиссер фильма "Когда всё закончится, мы начнем петь наши песни"

Тихий Куст, режиссер фильма «Когда всё закончится, мы начнем петь наши песни»

Я лично, как автор, весь продакшн делаю сам: монтирую, снимаю, режиссирую. Я  — художник. Я здесь человек уникальный в Саратове, такой местный гений. Другое дело, что у нас были мастера, многие снимали здесь фильмы. Даже снимали в самом Саратове не местные режиссеры. Наши заграничные друзья из Москвы, например, делали здесь работу. Это всего лишь площадка, где развивается ситуация. По сути, я не могу ничего сказать, пока что у нас вялотекущая шизофрения. На «Фабрику» (конкурсных показ фильмов саратовских авторов – прим. ред.) приезжали наши саратовские ребята. И то, что наши делают – это просто полный п***ц.

Арман Ерицян, режиссер фильма "Абонент временно недоступен"

Арман Ерицян, режиссер фильма «Абонент временно недоступен»

Если кто-то хорошо знает свою работу, неважно, где он это делает и откуда родом, особенно, если это документальное кино. Ведь в таких городах, как Саратов, намного больше сюжетов, чем, скажем, в Москве. Потому что там все уже и так про всё снимают. Хотя на первый взгляд и кажется, что это большой город и можно найти много историй. Но для документалиста их все-таки больше в таких городах. Просто если денег дадут не только москвичам, но и Саратову, Волгограду, другим городам, тогда будет все окей. А так денег мало дают, мне кажется.

0 0 0 0 0



28 сентября 2014
02 октября 2014
Вконтакте
facebook