Развлечения

Другие аспекты

Опубликовано 04 сентября 2014 в 16:30
0 0 0 0 0

Еще вчера в Саратове невозможно было говорить о джазе без усмешки. Редкие визиты зарубежных музыкантов не меняли положения, а выступления местных диксилендов навевали скуку. Внезапно в городе появился человек, который решил взять на себя создание местной джазовой сцены. Перед этим он успел закончить Гнесинку, объездить всю Россию с ансамблем Greenwave и побывать в Чикаго. TSR встретился с контрабасистом Дмитрием Толочковым и поговорил про перспективы саратовского джаза и нью-йоркский дух.

hnXf7__kL7M

Про перспективы саратовского джаза

Перспектива для развития джаза есть везде. Есть люди, которые могут играть джаз. Кого-то надо заинтересовать, подтолкнуть, кого-то нужно просто пнуть. Если говорить о студентах, то такая ситуация сейчас везде. Послушайте, например, что говорит об этом Брэндфорд Марсалис. Есть люди, которые круглосуточно занимаются, но непонятно куда это все девается. Трудиться — если уж трудиться, тоже нужно правильно. Сейчас я сотрудничаю с профессиональными музыкантами — здесь все совсем по-другому. Джаз — это общение в чистом виде. Мы выходим на сцену общаться. Там сразу слышно кто кого слушает, не слушает, подталкивает, на ком все висит, кто тянет коллектив вперед или назад. Это жизнь, живое существо на сцене.

Про шаблоны

Музыкальная деятельность — это специфическая вещь. Многие действуют по наитию, но если ты хочешь делать что-то более интересное и обширное, необходимо мыслить не шаблонно, а для этого нужно не шаблонно жить. Мы начинаем играть, никто не знает, что будет происходить, другие это знают слишком хорошо. Здесь нужен устойчивый баланс. Необходимо сделать так, чтобы зрители имели представление только о том, что происходит в данный момент, но не о том, что получится в конечном итоге — оно само сложится, когда они придут домой и лягут спать. Не исключено, что они проснутся другими людьми. Многие исполнители отвечают только сами за себя, я стараюсь брать на себя чуть больше. А как может получиться что-то новое?

Я хочу, чтобы здесь был Питер, я сам одно время хотел туда уехать, но вернулся в Саратов.

Про контроль

Я ставлю слушателей перед неизвестностью. Музыка не должна быть более конкретна, чем необходимо, но при этом не должно быть разнузданности. Получается очень интересный результат. Мы сыграли ноту, кто может сказать, что это нота? Сначала это звук, но это не просто звук, но информация — частичка сообщения — которая интуитивно причастна к области человеческого бытия, которая очень рядом. Но либо уже опривычнела и стала обыденной, либо ещё за пределами действия сознания. С одной стороны — это азартная тема. С другой — риск, а любой риск должен быть разумен или хотя бы оправдан. Стараясь действовать в рамках разумного — если я чувствую, что сейчас все может уйти в неконтролируемые зоны, сдерживаю себя и коллектив. Потому что можно уйти туда, откуда не будет возврата. Если кто-то из ребят сыграл раньше или взял не ту ноту, это можно подчеркнуть и сделать фишкой. Всегда есть время для того чтобы исправить положение. Мы играли с ансамблем целый месяц, теперь будем и поддерживать друг друга на другом уровне.

Про рабочий день

Есть такое мнение, что музыканты — бездельники. Это глубокое заблуждение. У людей 8-часовый рабочий день, а у меня 16-часовой, потому что пока я не сплю, я занимаюсь планированием концерта. Я играю на контрабасе и саксофоне, мы репетируем с группой, слушаем музыку, ищем какие-то интересные решения, которые потом воспроизведем на сцене.

У меня пять контрабасов, три из них требуют ухода, на двух я играю.

Про перемены

Нужно изменить себя и я это делаю. Если вокруг меня оказываются люди, которым не безразлично мое творчество, которые обо мне узнают — мы друг друга изменили, мы постепенно знакомимся и обогащаемся, разве это не повод для радости? Когда мы начали играть в саратовском баре Jazz, у нас совсем не было публики, люди заходили в джаз-бар и говорили: «О, тут играют джаз?»

Про интересы

Я  многим интересуюсь: современной академической музыкой, современными композиторами, слушаю русскую симфоническую музыку Танеева, Аренского, Рахманинова, экспрессионистов, Баха. Я люблю музыку, почему я должен слушать только джаз? Другая музыка подпитывает меня, я играю джаз и в нем это тоже есть.

У каждого в ушах свой джаз.

Про инструменты

У меня пять контрабасов, три из них требуют ухода, на двух я играю, есть саксофон, еще хочу купить трубу. Некоторые инструменты я использую только в фирменных пространствах, я прихожу в клуб и понимаю, что он там будет уместен. Я хочу, чтобы здесь был Питер, я сам одно время хотел туда уехать, но вернулся в Саратов.

TzT6lILggt8

Про актуальность

Я считаю что джаз – это актуальная музыка здесь и сейчас. Вот, сейчас играется, а потом этого уже не будет. Причем, как любая музыка, джаз причастен вечности, а это «всегда», я стараюсь, чтобы это оставалось всегда, насколько это возможно. Это возможно. Надо играть, делать свое дело. Поначалу нужно больше вкладывать, чем получать. Лишь бы не перегореть, а для этого всегда есть средство. Публика любит, когда это звучит ново, для этого нужно самому очень много интересоваться, находить новое в записях, изучать новый материал, обращаться к тому, что ты никогда не делал. Тогда ты увидишь новое в том, что для тебя было известно совершенно под другим углом.

Невозможно что-то получить, если оно само к тебе не придет.

Про большие залы

Если я выхожу играть на стадион то, наверное, я испытываю какие-то эмоции, в принципе я стараюсь не разделять большие и маленькие пространства — люблю и маленькие клубы и большие концертные площадки. Когда играешь для большой аудитории — это ощущается иначе, к этому нужно быть готовым. Может разнести на части. Многие мечтают собирать большие залы, но знают ли они, что это, каково это? Я двигаюсь именно к тому, чтобы слушатели оставались заинтересованными до конца, что требует большой самодисциплины.

Про Чикаго

Я играл в чикагском клубе «Hot House», где когда-то играл Чарли Паркер, было хорошо. Я с группой музыкантов ездил в Штаты по программе «Open World». Мы работали там с утра до вечера, там очень хочется трудиться. Там такая движуха, наверное, поэтому все туда стремятся.

Про разновидности джаза

У каждого в ушах свой джаз, кто-то считает джазом Фаусто Папетти или Кенди Далфер. Они играют хорошую музыку, наверое — не интересовался особо, но к джазу это имеет отношение, как самосвал к футбольному полю. Эрик Долфи жарит как не в себе, я бы сказал, что он просто беспощаден, а Майлса Девиса я бы наоборот охарактеризовал как очень глубокого созерцателя, чтобы он не делал, он все равно созерцает. Его позднее творчество – это не то, что он играет сам, а то, что происходит вокруг него — там жара.

В джазе должна быть свобода.

Про концерт Орнета Колмена

Я был на концерте Орнета Колмена, прорвался с боем, очень необычная музыка. Но то, что он делает сейчас, сильно отличается от того, что он делал когда-то в свое время. Может потому что его уже «собрали», плюс года, а в Москве много ребят «с ушами», против которых сложно пойти.

Про первую встречу

Я играл на скрипке в оркестре в музыкальной школе и там был парнишка, тоже скрипач, он приходил играть на контрабасе. Я видел контрабас и раньше, а теперь обратил пристальное внимание, у меня были глаза по пять копеек. Мы были неравнодушны друг к другу. Невозможно что-то получить, если оно само к тебе не придет. И не стоит отказываться, когда оно к тебе пришло, потому что это может определить всю жизнь.

Про определяющую роль контрабаса в ансамбле

Музыкантам нужен ориентир, этот ориентир выполняет контрабас. У Била Пирса есть потрясающая пластинка Equilateral записанная в трио с Хенком Джонсом и Роем Хейнсом, но без баса. Басист не пришел на сессию, и они сыграли без него. Как же они дергают друг друга без баса! Шикарная пластинка, мне очень нравится, люблю с ней играть. Ставлю ее время от времени — поднимает настроение. Всё же нужно обладать весьма искушенным слухом, чтобы заметить такие вещи — либо быть заранее настроенным на восприятие конкретных нюансов. Я очень ценю слушателя и действую, для того чтобы он получил свою порцию эмоций, в основном люди за этим приходят. Хотя это отдельная большая тема, зачем люди слушают джаз.

Невозможно что-то получить, если оно само к тебе не придет.

Про нью-йоркский дух

В джазе должна быть свобода. Хотя свободолюбивых людей собрать непросто, но возможно. Мы стараемся играть музыку, которую люди не могут услышать нигде, кроме как на пластинках, а она заслуживает того, чтобы исполняться вживую. Мы находимся в Саратове, а не в Нью-Йорке. И нужно попытаться притянуть сюда нью-йоркский дух, чтобы люди почувствовали себя здесь как там. Постепенно, я думаю, что все получится, надо верить и работать над этим.

Montage_Baesse2

Про лидерство

Специфика лидерской деятельности заключается в том, что ты должен всегда оказаться на гребне, иногда можно поцарапаться, где-то ушибиться, но команда, в которой ты играешь должна быть собранной. Лидер коллектива – тот человек, который позволяет своим музыкантам чувствовать себя уверенно, что они придут и получат свой гонорар. Мы начали играть в мертвый сезон и гонорары у нас не большие. Но интерес растет, люди спрашивают. Если бы я играл с Майлсом Девисом, он наверняка давал бы мне возможность самовыразиться, но он все равно был бы круче. В своем коллективе я стараюсь не выпячиваться, они сами это прекрасно видят. Хотя бывало такое, что они свою волю проявляли, будь здоров. Я стараюсь не давить на них.

Про планы

Я продолжаю сотрудничать с московскими ребятами, у меня планируются выступления с Одиссем Богусевичем, он может играть очень просто, а мало кто может себе это позволить, при том, чтобы это еще звучало. Еще с несколькими музыкантами я веду переговоры, чтобы выступать в разных местах. Много было сделано в Москве и других городах — везде есть друзья. Нужно периодически напоминать о себе — приезжать с концертом, просто на джем.

Фото: Сергей Трушев

Я попросил Дмитрия выделить несколько джазовых альбомов.

1. Miles Davis – Nefertiti
2. Miles Davis — Kind of Blue
3. Wayne Shorter — Night dreamer
4. Wayne Shorter — Speak no evil
5. John Coltrane — John Coltrane plays blues
6. John Coltrane — Giant Steps
7. John Coltrane — Love Supreme
8. Bill Evans — Conversations with myself
9. Dave Holland — Overtime
10. Avishai Cohen — At Home
11. Николай Левиновский – Сфинкс

 

0 0 0 0 0



04 сентября 2014
Вконтакте
facebook