Развлечения

Это Питер, детка

Опубликовано 22 октября 2014 в 13:47
0 0 0 0 0

«Твой друг тоже уедет в Питер», – гласит надпись на бетонном заборе, который больше символизирует Россию, чем красная площадь. The Saratov Room опросил пять людей, кто в разное время покинул свой дом, чтобы отправиться в город на Неве.
Быть может вы уедете следом, но пока вам остается лишь пепел иронии, да горький шлейф в памяти о близких, которые уже в Питере. Хотя, опасность близка, и может настигнуть в любую секунду. Завтра в Питер вы можете уехать сами.

С недавних пор, (на нашей памяти, лет десять), культурная столица перестала быть обычным местом, где Бродский не выходил из комнаты, Довлатов посещал пивную и Курехин записывал ноты в тетрадь в клеточку. Она превратилась в мифологическое пространство, актуальное для всех, кто не просто ищет лучшей доли в городе на Неве, а хочет стать его частью.
Начали этот крестовый поход рассерженных детей, протохипстеры, которые еще сами не вполне понимали, зачем они туда едут. Позднее флаг подхватила вторая волна невозвращенцев. Тех, кто более сознательно подошел к выбору места проживания. Это были прилично одетые ребята с лоу-фай музыкой, залитой в плеер, к которым добавились панки с открытыми глазами, в пестрых одеждах, заколотые пирсингом и забитые татухами.

Были и многие другие, чей отъезд не изменил привычный облик покинутой провинции, оставив о себе напоминание разве что в реестрах управляющих компаний. И если зловещие предупреждения не показались вам убедительными, и вы все-таки решили оставить свой город, прочитайте исповедь тех, кто его давно покинул.

 

 

 

София Филимонова, 27 лет, Саратов, реставратор

Жизнь началась не с переезда, переезд почти ничего не решает. Если только не попасть в ситуацию, где никто не поможет и нужно все делать самому, чтоб платить за квартиру, проезд еду и все прочее. Просто приходится включать голову и начинать действовать, а не просто ныть.

Уехала семь лет назад, потому что точно решила, чем хочу заниматься, и выбрала для этого лучший ВУЗ и город, который мне нравится по ощущениям. У меня была возможность без лишних проблем поступить на мою специальность в московский ВУЗ, но я отказалась, не нравится Москва.

Питер динамичнее Саратова, но при этом не такой бешеный, как Москва. В Питере я нашла свободу, родители слишком сильно меня опекали. Где только я не была: на крыше главного штаба Эрмитажа, там же в запасниках хранения костюмов, в подвалах местных церквей, на лесах при реставрации Морского собора в Кронштадте, на крыше Академии Художеств.

Питерские коммуналки — невероятная жопа, мы обсуждали это с друзьями и пришли к выводу, что дома пребывают в таком виде еще со времен блокады, когда главное было выжить. Ты въезжаешь, и сразу начинаешь это мыть, не хочу даже вспоминать, и ванные, и кухни и высоченные потолки, пожелтевшие от пара.

Однажды ночью я делала декорации для одного спектакля, на который было угрохано полно денег, но он оказался отстоем. В Питере можно попасть в поток, и для этого даже не нужно быть умным или талантливым.

У нас дома в Саратове растут абрикосы и виноград, для нас это нормально, мы выросли в этом, а местные очень удивляются. Муж недавно ел мамино варенье и подумал, что оно из кураги.

Здесь больше велосипедистов и проще найти пункты для сдачи разного мусора. Тут мне хамили гораздо реже, чем в Саратове, на улицах чище, но фриков гораздо больше. Может дело в климате? Саратов все равно родной город для меня и с Волгой не сравниться ни одна местная река.

darkfolk_1

 

 

 

 

Виталик Даркфолк, 29 лет, Новгород, музыкант

В начале двухтысячных я гонял в Питер чуть ли не пару раз в месяц. Примерно в те годы зарождалась независимая антифашистская панк и хардкор сцена, поездки в Питер были общим моментом для самых разных слоев новгородской молодежи. Меня привлекала доступность музыки и общение с питерскими панками, кто-то искал что-то другое.

К моменту переезда я знал город вдоль и поперек, имел массу старых приятелей и не видел для себя иных перспектив. Однажды все совпало: осенняя депра, размолвки с местной панктусой, запарки с родителями и, поддавшись уговору питерского приятеля Димы, я переехал жить в Питер к нему на кухню.

Полгода жил на диване, другие полгода скитался по разным окраинам. Жил на Просвете, Звездной, Васильевском острове и в итоге переехал в центр. После Новгорода Питер, конечно, кажется бурлящим котлом: люди, события, знакомства, метро, но и здесь, если присмотреться полно участков застывшей и годами одинаково проходящей жизни. В этом плане город похож на любую европейскую столицу: роскошь фасадов, помноженная на мрак дворов.

В Питере плохой воздух и дрянная вода, но я абсолютно уверен, что если однажды уеду отсюда и придет маза возвращаться, то вернусь только в Питер. К выстрелам Петропавловской пушки, за отражениями в волнах Невы, на Троицкий мост, наблюдать живописно лучистое солнце.

noyzova_1

 

 

 

 

Анна Нойзова, 20 лет, Самара, иллюстратор

Все началось с мыслей о смысле жизни, и те мысли были не очень радужные.  Я забросила учебу, мой велик угнали, парень изменил с другим парнем, а точку в моем ментальном самоуничтожении поставила ужасная работа. Типичная история из жизни провинциала.

В таком веселом настроении я начала думать — почему бы не переехать? Как это не удивительно, но варианта было два: Москва и Петербург. В процессе бесконечных споров и обсуждений с друзьями, попыток составления стратегии и тактики, в один прекрасный момент я просто устала от вечных сборов. Распродала и раздала почти все вещи, собрала оставшиеся скромные пожитки и еще более скромные финансы, и без какого-либо четкого плана, даже намека на него, поехала.

Питер меня вполне устроил, в первую очередь потому, что после бесцельного существования в Самаре, я смогла вдохнуть полной грудью и начать хоть чему-то радоваться. Конечно, и концентрация интересных людей здесь намного выше, и количество вариантов занятия досуга даже и сравнивать нет смысла. Я возрадовалась возможности выбора!

Потные концерты в баре Жопа, космическая выставка памяти Д. Хармса, открытые уроки с иностранцами, и просто встречи с друзьями в «китайке». О чем речь, я больше не чувствую себя овощем, и это круто.

vashington_1

 

 

 

 

Полина Вашингтон,22 года, Новгород, фотограф

Папа работал в Питере, поэтому все сознательное детство я помню бесконечные привезенные «хэппи-милы». Я никогда не ездила туда с классом, зато ездила к папе, он встречал меня на вокзале и мы отправлялись гулять по городу.

Нравилось тогда все: архитектура, улицы, магазины. Казалось, что Санкт-Петербург — такой город, в котором невозможно все пересмотреть и везде побывать. Тогда он казался очень большим для меня. В старших классах встал вопрос о высшем образовании. В Новгороде, мне негде дальше было учиться. Профессию, которую я хотела получить, давали только в двух местах: в Москве во ВГИКе и в Питере в СПбГУКиТе. Так что долгих размышлений и сомнений по поводу того, что нужно переезжать именно сюда — не возникло.

Одним из главных преимуществ было то, что съездить к родным в Новгород не составляло никакого труда. Вот тебе и автобус, и электричка, позже еще и маршрутки появились. Вначале ездила домой практически на каждые выходные.

Первые пару лет все производило огромное впечатление. Мы с друзьями проводили уйму времени в Эрмитаже, Русском Музее, ездили изучать окрестности. Если по утрам находилось настроение выбраться куда-то, то несложно было что-нибудь придумать, неизученных мест было полно.

Первые годы я прожила в центре, через дорогу от университета, где училась, это было идеальное расположение. Поэтому, меня никогда не волновал вопрос мостов или транспорта. Из любой точки в центре до дома я без проблем могла добраться пешком. Сейчас, я живу в северной части города, в районе метро площади Мужества и Лесной, чему очень рада, потому что тут огромное количество парков. Прожив 4 года с окнами, выходящими в серый питерский колодец, такая перемена пошла мне только на пользу. Правда, в метро теперь приходится спускаться, но я предпочитаю выбираться в центр только в крайнем случае.

popov_1

 

 

 

 

Илья Попов, 24 года, Новгород, инженер

Я перебрался жить в Петербург полтора года назад. К тому времени у нас с ним уже завязались отношения, которые развиваются и по сей день. Именно здесь я чувствую себя как дома. Корни моей любви к Питеру, с одной стороны лежат в увлечении историей, которая здесь так ощутима и так живо связана с настоящим, а с другой — в осознании Северо-Запада, Балтики как своей родной области и морского, портового Петербурга, как её центрального города.

Сохранность идеи города, духа города — вот что обеспечивает живую связь прошлого с настоящим и позволяет мне ощутить себя здесь на одной территории с Пушкиным, Гоголем, Блоком, Мандельштамом. Такую связь мне гораздо сложнее почувствовать в Москве, где дух города резко менялся в двадцатом веке. Впрочем, закон развития Москвы остаётся неизменным: главное там — жизнь, и город развивается туда, куда направлены жизненные интересы горожан, последние десятки лет это денежные интересы.

В Петербурге же всё иначе, здесь с самого начала город был построен сообразно некоторым идеям, принципам: гармонии пропорций, подобия европейским городам, военной целесообразности. Следование этим принципам зачастую шло вразрез с жизнью, ограничивало её, вспомните хотя бы наводнения и все превратности здешнего климата. И именно эти ограничения, мне кажется, воспитали чувство стиля и уровня, позволили выдержать единую линию развития города, не только архитектурную, но и вообще культурную, и нравственную.

Я работаю инженером в компании, которая занимается морским оборудованием. Параллельно занимаюсь различными интересными делами, например, сейчас — учусь играть на органе в музыкальной школе для взрослых и участвую в мастерской художественного перевода.

Главная фотография — Александр Золотухин

0 0 0 0 0



21 октября 2014
22 октября 2014
Вконтакте
facebook