Татьяна 17.01.2016

«Как Зоя гусей кормила». Премьера в саратовском ТЮЗе

Человек, привыкший к пьесам Островского и Чехова, идет на экспериментальные спектакли современных драматургов с опаской недопонять и одновременным предвкушением чего-то необычного. Чувствуешь себя избранным, театральным критиком, пришедшим оценивать новое искусство. Привилегированность зрителя в современном театре – это возможность в буквальном смысле сидеть на сцене, где ставят стулья, а оставшееся пространство используют актеры. Саратовский ТЮЗ не в первый раз презентует подобные арт-хаусные постановки: в прошлом году в рамках творческой лаборатории современной драматургии «Четвертая высота» саратовцы посмотрели «Четырнадцать плюс» и «Банку с сахаром». На сей раз давали трагикомичный спектакль «Как Зоя гусей кормила» петербургского режиссера Андрея Гончарова по пьесе Светланы Баженовой.

Bw-_yikw64w

100-летняя старуха Зоя Марковна (Нина Пантелеева) живет с сыном, научным сотрудником Владимиром (Алексей Ротачков) лет шестидесяти и все никак не может отойти в мир иной. Замученный ее капризами, прихотями и шантажом, выстроенным на «вот-вот сейчас умру», он, с одной стороны, ждет кончины матушки, отсчитывая дни, которые она уже прожила сверх отмеренного ей врачами, а с другой, трепетно боится этого, как маленький мальчик боится потерять маму в толпе супермаркета. Мать культивирует в нем чувство вины, причитая, как положила жизнь на воспитание сына – одна без мужа, в 40 лет, «убив себя как женщину» и рано облысев. Сын, задавленный ее заботой, так и не обзавелся своей семьей. Робким юношей он мечтал «потрогать за ляжку» нравившуюся ему девушку, но дальше этого так и не пошло.

«В моей деревне люди к смерти так готовились — доставали гроб с чердака, его заранее приобретали, да на чердак до времени ставили, одевали лучшую одежду и ложились в него умирать. А если не умирали, то шли гусей пасти, кормить», — говорит Зоя Марковна.

EUcOi_dZgBk

И все, что дальше происходит в спектакле – это то самое «кормление гусей», которое случилось, потому что она не умерла. А происходит вовсе ни какой ни арт-хаус, а банальная, известная многим история об отношении отцов и детей, любви и лакомых квадратных метрах городского жилья. Друг Владимира с говорящей фамилией Плоцкий (Алексей Карабанов) сватает ему деревенскую девушку Женю (Александра Карельских), чтобы та по хозяйству помогала, да мать доглядывала.

UC1gTDRJ5Ms

Женя недалекая, наивная и неначитанная. У нее куча дешевых китайских платьев и великая мечта – устроиться работать секретаршей. Но она живая, в ней есть то, что заставляет заржавевший механизм Володиного сердца крутиться с новой силой. Конечно, как в любой сказке, здесь есть отрицательный герой, роль которого отводится Плоцкому. Сильнейшая сцена с поеданием супа, имитирующая насилие, производит столь омерзительное впечатление, что потом от одного вида этого блюда в собственном холодильнике начинает тошнить.

AwONSPrxsWo

«Это полностью невыдуманная история, – говорит Светлана Баженова. — Это история моего отчима, которая была написана после смерти Зои Марковны, я даже не меняла имена героев».

И в этой личной истории зрители видят себя: кто-то вспоминает сварливую свекровь, кто-то ушедшую бабушку, державшую своими припадками в тонусе все семейство, кто-то задумывается о том, как важно вовремя «отпускать» сыновей от материнской юбки.

eUdwRn4b-gY

Субъективно – по-моему, это один из самых сильных спектаклей ТЮЗа последних лет.

Текст: Татьяна Роневская
Фото: Мария Бунтарская




в центре внимания Вернуться на главную

цифра дня 5 октября в Саратове начнется отопительный сезон
видео дня Иран - Россия, 1/2 финала Чемпионата Мира по мини-футболу в Колумбии 2016