Город

Кто держит Саратов?

Опубликовано 13 августа 2014 в 17:12
0 0 0 0 0

Наш маленький город хранит гораздо больше тайн, чем можно себе представить. Большинство из них разгаданы, другие доступны исключительно специалистам и искателям приключений. Но для того чтобы узнать Саратов лучше, не обязательно спускаться в холодный подвал прошлого. Достаточно поднять глаза выше, чтобы в нужном месте увидеть увядающую, но не утратившую своей магии красоту. TSR встретился с архитектором Виталием Кудрявцевым, чтобы узнать о тенденциях в саратовском зодчестве конца 19-го начала 20-го века.

IMG_85066

Виталий Кудрявцев, архитектор

Как известно, все имеет свою историю, архитектура не исключение. Кариатиды и атланты появились в период античности, использовались в античной архитектуре и имели определенное смысловое значение. Одни из первых кариатид поддерживают перекрытия афинского храма Эрехтейон. Это такая аллегорическая иллюстрация иллюзорно-тектонической системы, по которой были построены эти здания. Когда началась эпоха возрождения, все вдруг заново для себя открыли античную архитектуру, вновь стали использовать те архитектурные приемы, которые били присущи античности. Это стало актуально в эпоху возрождения, затем продолжилось в период классицизма, и наконец, дошло до середины второй половины 19 века, так называемый период эклектики.

То, что мы видим в Саратове в значительной степени эклектика и чуть позже модерн и ретроспективизм. В отличие от тех правильных первоначальных мыслей, которые были заложены в архитектуре древней Греции, атланты и кариатиды в саратовской архитектуре имеют чисто декоративное значение. Они сделаны для красоты и подчеркивают характер зданий, оживляют пространство. Скульптуры выполнены не в полный рост и не иллюстрируют конструктивную функцию, а просто украшают. Такая метаморфоза произошла в период модерна.

Во-первых, с помощью такой архитектуры, заказчик демонстрировал свою состоятельность. Он платил деньги, и привносил в городскую среду свое видение и ощущение мира. Во-вторых, очень важно было иметь свое лицо, чтобы не было стыдно перед другими. Если купец был не чистым утилитаристом, жаждущим поскорее построить, сдать, продать, а хотел оставить о себе у потомков хорошее воспоминание. Соответственно, он старался делать что-то красивое. На самом деле красота не такая уж дорогая, если считать от стоимости всего здания, но она играет огромную роль.

На самом деле красота не такая уж дорогая.

Про многие здания выдумывают легенды, которые не соответствуют реальности. В силу того, что обывателю не всегда интересно то, что было на самом деле. Не знаю, почему привязались к дому Яхимовича, он же многоэтажный жилой дом, там жили люди, были квартиры. Чем они занимались, меня не интересует, но явно здание не строилось для такой функции, которую ему приписывают. (Ходят слухи, что доходный дом Яхимовича, якобы был публичным домом, – прим. ред.).

Вообще архитектура антропоморфна, если посмотреть на классическую архитектуру она строится по пропорциям золотого сечения, а они происходят из пропорций человека. Это не универсальная формула красоты, но поверочная вещь, по которой строится здание. Также  можно вспомнить Маяковского, который сравнивает дома с лицом человека: «Окна разинув, стоят магазины…».

Существование и жизнь здания зависит от места, и очень часто от функциональной структуры. Насколько мне известно, в доме на Соборной площади есть квартиры, которые продают или собираются сдавать. Первоначальное использование дома в качестве административного и частично жилого дома (здесь был расположен Саратовский почтово — телеграфный округ, – прим. ред.) было утрачено, а новых функций насыщенного общественного центра здание не приобрело. Оно находится на перепутье, и не ожило потому, что каждое здание живет и важно угадать сущность здания в его конкретном месте. Если это получается и делаются правильные ходы, здания будут жить, функция будет работать, туда устремится толпа людей.

Краеведы, кажется, связывают этот дом с посещением его Маяковским. Занятный дом, я когда-то заходил внутрь, очень интересная структура здания, а в квартирах есть фонарь верхнего света. Нам предлагали восстановить фасад, но дальше слов не пошло.

В 19 веке поступали достаточно просто, это было время, когда уже стало печататься большое количество полиграфической продукции. Можно было смотреть, кто, где и что построил, почти как сейчас. И люди с деньгами выбирали себе образцы архитектуры. Это не значит, что от начала до конца в проекте будет стройная концепция. Редкие архитекторы делали такие вещи. У Каллистратова не было ничего просто так, все имело смысл и значение. А было много архитекторов не то, что ремесленники, они не заморачивались на этих вещах, просто делали красиво вот и все.

 

Облицовочный кирпич сразу говорит о времени постройки, керамические ставки – это тоже атрибут времени. По верху шли кованые решетки с листьями, позже их спрятали на чердаке, а потом их использовали при спуске в подвал. Это модные элементы архитектуры своего времени. Пастельные цвета, плавные тягучие формы. Если мы посмотрим на третий этаж, увидим там элементы валют. С одной стороны это прием характерный для периода барокко в Саратове он появился когда был построен Троицкий собор. Они явились примером для всех остальных. Затем его стали использовать в деревянной архитектуре, во многих жилых зданиях. Здесь мы видим тот же самый прием, с одной стороны интернациональный, а с другой имеет региональную привязанность к саратову.

В зоне центра расположено максимальное количество наиболее репрезентативных зданий и количество объектов с такими формами здесь будет максимальным. Хотя с другой стороны, когда богатые люди селились за городом, они переносили эти элементы в свои жилища и туда. Если внимательно изучать каждое здание, окажется, что оно имеет свою интересную историю, обладает своей жизнью, по возможности надо это максимально сохранять.

 

Здание «Крытого рынка» спроектировал гражданский инженер Люкшин, и хотя он не был художником-архитектором, его отношение к работе было как у художника. Он создал замечательные конструкции и совершенно парижские пространства в интерьере, видны явные переклички с архитектурой Варшавы и Киева.«Крытый рынок» — не просто один из первых крытых рынков, а один из лучших рынков России. Здание строилось во время первой мировой войны, и не все из задуманного было реализовано, но даже в том виде, в котором он был закончен, его можно считать лучшим дореволюционным крытым рынком. И если Саратову стоит чем-то гордиться, так это им.

 

0 0 0 0 0



Вконтакте
facebook