Выбор редакции

Лица и судьбы двухсотлетней истории волжского речного транспорта

Опубликовано 26 августа 2015 в 16:05
0 0 0 0 0

В этом году отечественному речному транспорту исполняется 200-лет, за эти два столетия на широкой глади Волги прошла целая история его развития. Сегодня белые пароходы безмятежно плывут куда-то вдаль, а столетие назад первое паровое судно громко рассекало себе дорогу вперед. Но вместе с тем, от речного транспорта на Волге того времени зависело жизнеобеспечение городов, да и безопасность всей страны. Не говоря уже, об опасном труде и рисках, с которыми сталкивались капитаны и матросы этих кораблей.

«МК» в Саратове» встретился с речниками и краеведами Саратовской области и рассказал их истории.

Вниз по реке истории

11p-18

Первое паровое судно в России построил и испытал инженер и предприниматель, владелец механико-литейного завода в Петербурге Карл БЕРД: хитроумный шотландец установил на грузовую лодку-«тихвинку» паровую машину Уатта и котёл, которые приводили в действие бортовые колёса. Мощность двигателя составляла лишь 4 л. с., а развиваемая скорость где-то 9 км/ч, однако этого хватило, чтобы обогнать «быстрейший» гребной катер командира Кронштадтского порта адмирала Фёдора МОЛЛЕРА. А дальше пароходы в прямом и переносном смысле начали набирать обороты.

Примерно столетие назад, когда ещё существовала и, более того, процветала Российская империя, волжское судоходство вышло на пик своего развития. На тот момент в Волжском бассейне ходило 2500 пароходов и теплоходов. Наша страна располагала наиболее крупными, красивыми и комфортабельными речными судами в мире.

Новая транспортная инициатива, как то часто водилось в России-матушке, первоначально была принята в штыки: противники прогресса, в особенности бурлаки и владельцы судов на конной тяге, титуловали дымные и шумные паровые суда «нечистой силой», плевались вдогонку и крестились. Но по мере того, как шло время, люди (в основном с деловым мышлением) привыкали к пароходам и учились ценить новый вид транспорта.

Даже такая роковая веха в истории нашей страны, как революция, не стала помехой для развития судоходства. В советское время речной транспорт вышел на новый уровень: по Волге курсировали стремительные суда на подводных крыльях, грузовые теплоходы и пассажирские лайнеры с множеством туристов на борту. Представители старшего поколения (не моложе 1970-х гг. рождения), конечно, отлично помнят блеск, великолепие и пену старых, заслуженных пароходов, шедших бок о бок с более молодыми сотоварищами по транспортному цеху по Волге, причаливающих к многочисленным волжским пристаням.

Хвалынск — судоходные ворота региона

457147_original

Если идти на судне вниз по Волге, первым городом Саратовской области, который встретит путешественника, будет, разумеется, Хвалынск. Самый старинный город губернии, жемчужина региональной истории и культуры, Хвалынск сыграл большую роль и в развитии речного транспорта.

По словам директора Хвалынского краеведческого музея Леонида ЕГОРЫЧЕВА, этот город очень быстро стал одним из главных речных портов в Саратовской губернии: «Сто с небольшим лет назад это был пышущий жизнью и здоровьем город. Его разогретая экономика и транспортная инфраструктура буйно прогрессировали, и, конечно, речной транспорт играл в этих процессах большую роль. Одно за другим возникают крупные предприятия, филиалы отечественных гигантов промышленности и транспорта: так, с 1883 г. в Хвалынске возводятся резервуары нефтепродуктов фирмы «Братья Нобель», эти же промышленники строят первый большой причал в северном пригороде. Купцы яростно соперничают друг с другом за право заключить многомиллионный договор на поставку зерна и знаменитых хвалынских яблок», — рассказал «МК» в Саратове» Леонид Геннадьевич.

Хвалынский журналист Алексей МАВЛЮТОВ, очень неравнодушно исследовавший суть вопроса и посвятивший речному судоходству цикл материалов, напомнил о его значении в жизни города и губернии: «Набережная города представляла собой сплошную стену из больших хлебных амбаров, тут и там сновали грузчики, торговые агенты, праздные зеваки и деловые люди. В Хвалынск одно за другим приходят пароходные общества «Русь», «На Волге», крупнейшая фирма «Кавказ и Меркурий», они строят здесь свои собственные пристани; в Алексеевском затоне появляется пристань общества «Самолёт» и начинает действовать зимняя стоянка паровых судов».

В конце XIX — начале XX в. у хвалынцев формируется чисто волжская привычка определять время по гудкам пароходов, приходящих на пристани своих товариществ: «О, «Граф» подходит! «Князь Мстислав Удалой»! «Боярыня»! «Островский»! А вот идёт пароход «Князь Серебряный»! Сейчас эти из числа перечисленных выше судов и другие остались только на фотографиях. Кстати, долгое время негативы дореволюционных снимков знаменитых паровых судов, курсировавших по Волге, хранились в Хвалынском краеведческом музее на стеклянных пластинках 9 на 12, напомнил Леонид Егорычев.

Впервые эти фото опубликовал в печатном виде краевед Алексей ПЛАТОНОВ: в мае 2015-го состоялась презентация его книги «Пароход в Хвалынске». Автор большинства фотографий — местный археолог и краевед Михаил РАДИЩЕВ, живший в городе ещё до революции 1917-го, к слову, правнук знаменитого писателя.

Снимки уникальны: вот пароход «Князь Юрий Суздальский» подходит к пристани Хвалынска, на дворе 1910-е. На фото запечатлена молодость корабля, которому тридцать лет спустя, в годы Великой Отечественной, суждена славная судьба: «В 1940-х пароход был приписан к Саратовскому речному порту под названием «Н. И. Баранов». Является одним из двух теплоходов, которые вывозили из Хвалынска эвакуированные ценности московских музеев осенью 1941-го до станции Увек», — отмечает Алексей Георгиевич в своей книге.

А вот — роскошная «Графиня», считавшаяся одним из наиболее комфортабельных пароходов начала века на Волге. Этой «даме» на паровом ходу, перевозившей в ранний период своей деятельности зажиточных горожан, предстоял героический и страшный финал: в 1942 г. корабль, получивший имя «Иосиф Сталин» и эвакуировавший людей из осаждённого Сталинграда, был расстрелян с берега огнём немецких танков.

И вообще что ни корабль — то индивидуальность, имя, судьба

1899722_original

Ещё один фотограф, чьи работы представлены в книге Алексея Георгиевича, — его отец, человек заслуженный и прославленный. Речь о Георгии ПЛАТОНОВЕ, знаменитом кавалеристе, отличившемся в Висло-Одерской наступательной операции и ряде других грандиозных сражений Великой Отечественной войны, Герое Советского Союза. В последний год войны Георгий Фёдорович стал обладателем трофейного немецкого фотоаппарата — и больше не расставался с ним, сделав множество фотографий. В 2013-м, в юбилейный для Георгия Фёдоровича год — он праздновал своё 90-летие — в картинной галерее Хвалынска прошла персональная выставка его фоторабот. Были там и фронтовые снимки, и виды разорённых войной европейских городов, и, конечно, фотосвидетельства более поздней истории, в том числе «золотого века» волжского речного транспорта.

В жизни и в кино

samara

Чуть менее полувека назад произошло поистине водораздельное событие в истории области, Саратова, Хвалынска: в районе Балакова Волга была перекрыта массивом ГЭС и начало заполняться Саратовское водохранилище.

Бывший старший мастер Хвалынского участка инженерной защиты Владимир БЕЛОЗЁРОВ вспоминает: «Приходил домой в отпуск, пока служил в армии — водохранилище только начинало наполнять, а вот уже через год, когда демобилизовался, не узнал родных мест. Раньше посредине Волги был остров, который «кормил» весь Хвалынск: его по весне заливало водой, а потом вода отступала, оставляя драгоценный ил, население и даже местный консервный завод высаживали там картофель, кабачки и много чего ещё. Урожай всегда радовал. На рыбалку туда ездили. А когда уровень Волги поднялся, метров на пять, не меньше, и остров, и прежняя набережная Хвалынска, и несколько деревень — Фёдоровка, Ершовка, Малая Фёдоровка — ушли под воду. Теперь на их месте почти трёхкилометровая дамба, начальником которой я проработал 27 лет».

Со сменой фарватера разительным образом поменялось и судоходство на Волге. Раньше пароходы и теплоходы были относительно компактными, с осадкой чуть больше метра. Дело в том, что на Волге было свыше четырёх сотен перекатов, и в засушливые годы глубина на них не превышала метра. После поднятия уровня Волги по ней стали ходить суда с осадкой свыше трёх метров, на фоне которых знаменитейшие дореволюционные пароходы, спущенные на воду столетие назад — «Великая княжна Ольга Николаевна» и «Великая княжна Татьяна Николаевна» (оба — 1914) — кажутся компактными и скромными в размерах.

Эти «остатки былой роскоши», запечатлённые на архивных снимках в момент подхода к пристани Хвалынска, вошли и в историю отечественного кинематографа. Помните гонку пароходов по Волге в знаменитом фильме Эльдара РЯЗАНОВА «Жестокий романс»? Так вот, «Ласточка» Сергея Сергеича Паратова — это пароход «Спартак» (экс-«Татьяна»), а пароход «Володарский» (экс-«Ольга») также попал в целый ряд кинофильмов, поучаствовав и в «Хождении по мукам», и в «Вассе Железновой», и в том же «Жестоком романсе».

Именно благодаря речному транспорту Хвалынск получил статус города кинематографического: «У нас в 1959-м был снят фильм Леонида ГАЙДАЯ «Трижды воскресший», в котором были заняты известные актёры Николай РЫБНИКОВ, Надежда РУМЯНЦЕВА, Алла ЛАРИОНОВА и другие. Здесь же, в Хвалынске, снимали фильм «Очарованный странник» по ЛЕСКОВУ, где главный герой садится на пароход и плывёт по Волге. Здесь были актёры Александр МИХАЙЛОВ, Ольга ОСТРОУМОВА, Леонид КУРАВЛЁВ. И все они были восхищены — Волгой, Хвалынском, судами», — рассказал «МК» в Саратове» начальник Хвалынской пристани и по совместительству краевед, автор книги «Хвалынская Волга» (2007) Алевтин ЖУЛИДОВ. Благодаря таким, как Алевтин Владимирович, летопись хвалынского речного транспорта сохранила невыдуманные истории и судьбы — искренние, яркие, запоминающиеся.

Корабли и капитаны

b97125727_7505151

Одно из немногих документальных свидетельств, хранящих имена и фамилии работников пароходства, — книга приказов Хвалынской пристани. Записи довольно скупые и подчёркнуто официальные: «уволить по состоянию здоровья», «перевести в шкиперы», — но даже по этим немногословным заметкам можно с уверенностью судить о том, что на Волге работали целые династии. К примеру, династия МАТВЕЕВЫХ.

Семён Арсеньевич МАТВЕЕВ служил на флоте с 1936 г., был капитаном теплохода «Газоход». Вместе с ним рулевым-мотористом работал его брат — Георгий Арсеньевич. Сын Семёна Матвеева, Николай, до 1968-го работал капитаном в судоремонтном предприятии, а после этого, вплоть до ухода на пенсию в 1993-м, был капитаном в «Волголесосплаве» и занимался сопровождением плотов. Большую часть трудовой биографии Николай Семёнович работал бок о бок с родным братом Виктором. Братья Матвеевы оставили о себе добрую память не только в Хвалынске: суда, которыми в разные годы управляли члены династии, были приписаны также к Саратовскому и Тольяттинскому речным портам.

Представители ещё одной речной династии вошли в историю под разными фамилиями. Её родоначальник — Алексей САФРОНОВ. Вдова Алексея Аристарховича, Валентина Михайловна САФРОНОВА, вспоминает, что вся жизнь её супруга, за исключением военных лет, была связана с речным флотом: «С 1946-го плавали мы оба: он — помощником капитана, я — матросом. Работать-то надо было, да и жилья у нас не было. Так и проплавали четыре года».

После продолжительной работы в так называемом транзитном речном транспорте Сафронов был капитаном вспомогательного судна судоремонтного завода в селе Алексеевка, том самом, где находился знаменитый Алексеевский затон, куда на зимний отстой десятками приходили большие и малые суда. Валентина Михайловна вспоминает, как в марте 1962-го её супруг неожиданно получил новое назначение — возглавить Хвалынскую пристань. Должность крайне ответственная, ведь прежний руководитель, как свидетельствует приказ начальника Саратовского речного порта от 02.03.1962 № 34/К, был снят с поста «за необеспечение безопасного отстоя флота и халатное отношение к своим обязанностям». Не случайно Алексей Аристархович одной из важнейших задач считал привлечение к работе людей опытных, проверенных, надёжных.

Валентина Сафронова рассказала, что вслед за её мужем на пристань из «транзита» пришли работать двое его племянников — братья ВОЛОДИНЫ. Владимир Емельянович служил рулевым-мотористом на теплоходе «Боевой», Виктор Емельянович работал капитаном-дублёром, помощником механика на теплоходе МО-107, прозванном в народе «москвичом». Этот «речной трамвайчик», среди прочего, обеспечивал сообщение между теми самими деревнями, которые в конце 60-х ушли под воду Саратовского водохранилища. У Володиных был двоюродный брат, Владислав Петрович БОРОЗДИН — тоже речник, капитан парома СП-24, курсировавшего между Хвалынском и селом Духовницкое, что на противоположном берегу Волги.

Старожилы рассказывают, что в своё время на аппарели — металлической конструкции на пристани, служившей для спуска и подъёма различных грузов, Виктор Емельянович Володин (на фото справа) сваркой выгравировал свои инициалы: В.Е.В. Конструкция не сохранилась, да и о самой «гравировке» вряд ли кто вспомнил, если бы не удивительная история.

Вместе с Виктором на судне работала радисткой девушка по имени Лидия. В

1964 г. у них родился сын Вячеслав. Да-да, тот самый, которого все мы знаем как политика федерального уровня Вячеслава Викторовича ВОЛОДИНА, заместителя главы Администрации Президента РФ.

Поддержка семьи, взаимовыручка, преемственность опыта и поколений — без всего этого, дают понять собеседники «МК» в Саратове», не было бы профессии «речник» в самом уважительном её понимании, не осталось бы искренней благодарности тем людям, которые сумели развить, сохранить, привести к процветанию волжский речной транспорт, выстоять в самые трудные годы его истории и передать свой закалённый характер по наследству.

Тихая пристань

image_94

Жители Хвалынска с нескрываемой ностальгией вспоминают о тех временах, когда речная пристань процветала, когда вдоль неё один за одним швартовались новенькие белоснежные теплоходы. Как их встречали с музыкой, как спускались по трапам туристы. Так уж вышло, что полюбоваться волжскими красотами приезжали со всей Восточной Европы и ГДР. Так уж вышло, что Саратов и Балаково на тот момент были городами, закрытыми для визитов иностранных граждан, а Хвалынск с радостью принимал гостей. Работники пристани, служащие не один десяток лет, рассказали, что за день к берегу подходило до 18 судов всех назначений. Нынешняя пристань похвастаться таким размахом не может. Охрана пристани не делала секрета из нехитрой участи считаных судёнышек, оказавшихся в поле зрения журналистов «МК» в Саратове»: «Вон тот — «Академик Державин» — раньше был рыболовецким судном, а сейчас используется редко и в основном для речных прогулок. Лет двадцать назад его пригнали с Каспия, причём он и тогда был далеко не новый. А вон баржонка с маркировкой ТМ, которая с началом навигации выставляет буи на трассе до Балакова, а по осени их собирает». — «А что за дебаркадер, грузы перевозит?» — «Да нет, команда зашла подремонтироваться, как закончат работу, так и отчалят».

В год Хвалынская пристань принимает примерно столько же судов, сколько в золотые годы принимала в день — по 15-18 кораблей. Но тем ценнее прибытие каждого, потому что напоминает жителям Хвалынска о заслуженной славе портового города, о неразрывной связи реки и людей, которые на ней живут и работают.

О том, что белый пароход навсегда останется символом Волги, жизни, лета.

0 0 0 0 0



Вконтакте
facebook