Развлечения

«Мертвые души Бранимира»: рецензия на новый альбом музыканта

Опубликовано 01 сентября 2016 в 12:35
0 0 0 0 0

Такое тоже бывает – отлежавшийся материал начинает восприниматься по-новому. Порой даже начинаешь замечать, что какая-то старая вещь идеально вписывается в создающийся здесь и сейчас цикл. Редко, но бывает.

Такая штука приключилась и с Бранимиром – волгоградским то ли экстремальным рок-бардом, то ли интеллектуальным шансонье, а по факту – фольклорщиком, но не в привычном смысле, а в современном – т.е. человеком, чья музыка сама по себе является собирательной всего того, что массово слушает народ (не считая, наверное, поп-эстрады). Музыка страшная и с нервом, красивая и уродливая одновременно – ну а какой она может быть, когда поется о неприглядной стороне бытия? Притом не только отвлеченно-философского содержания, но и вполне себе бытового – с этим проблем у Александра Паршикова – а так в миру зовут Бранимира – нет.

«Жить на глубине (Песни утопающих. Книга вторая)» — это продолжение альбома «Песни утопающих. Книга первая» (2012). И при этом римейк еще более старого «Отцвели глаза твои» (2008). Все альбомы разделяют четыре года – не такой уж большой срок, если подумать, некоторые музыканты иногда делают такие паузы между выпусками лонгплеев, но в случае Бранимира, это колоссальная разница как в подаче, так и осмыслении тех вещей, о которых поет Александр. Но обо всем по порядку.

Тот самый, «первоначальный» альбом звучал совсем иначе: с одной стороны, мягче, поскольку Бранимир тогда больше пел, чем «хрипел» (этот «хрип» стал характерной чертой его образа). Пел негромко, сдержанно, но только на первый взгляд. И при этом аккомпанировал себе только на акустической гитаре. Качество записи альбомов того периода (до 2008 года включительно) оставляло желать лучшего – по-хорошему, их нужно было перезаписать уже хотя бы по этой причине. Но оказалось, что «Отцвели глаза твои» могут оказаться частью более глобального проекта – «Песен утопающих», историй про эдакого Смердякова, злого и в переносном смысле слепого человека, который света не видит.

Об этом была яркая, но не совсем ровная первая часть трилогии, об этом и второй том. Однако сместился акцент – если пролог только подготавливал к разговору о тьме русской, то второй показывает ее так, что глаз режет. Тут и подступает чувство экзистенциальной тошноты. Наверное, даже для того, кому «уже не боязно жить на глубине». Потому и третий альбом будет называться «Спасение». Тут уж никак не отделаться от ассоциаций с повестью «Мертвые души» Гоголя, которая также задумывалась трилогией, где в первом томе был бы показан своеобразный ад действительности, второй стал (бы) своеобразной картиной «чистилища», а третий дал бы надежду на то, что не все так плохо. Увы, планам классика не довелось сбыться. А «Мертвые души», вернее, Чичиков, который «купит и мертвые души, и небесное царство» все равно попали в творчество Бранимира – в песню «Прощальный танец ерша» с первой части трилогии. Думается, неспроста.

Branimir_-_Zhit_na_Glubine

Как и второй том Гоголя «Вторая книга» Бранимира стала историей о «чистилище». В первую очередь, для самого себя – недаром в пресс-релизе Александр предлагал расценивать эту работу как покаяние. По этой же причине акценты смещаются с богоборческих мотивов на рассказ о жутком сознании дремучего обозленного человека, а нецензурная лексика и некоторые словесные обороты практически исчезают из старых песен (сравните старую и новую версию «Отцвели глаза твои»). Символично, что в новом альбоме нет «Яшеньки» — одной из самых злых и, прямо скажем, слабых песен Бранимира, в которой больше богоборческой бравады, чем творчества.

Зато появляются абсолютно новые вещи – своеобразные интро и аутро, дающие ключ к пониманию второй части трилогии – «Позабывшие отца» и «Завет Вийона». Через знаменитую балладу французского классика Бранимир зло говорит и о себе раннем, и о тех «утопающих», кому посвящен альбом. Никаких метафор, предельная конкретность: «Кто сеял зло – пожнет позор и горе». Например, героиня другого «новичка» на альбоме – «Дочек-матерей». Впрочем, свет в конце этого темного тоннеля реальности все равно есть – это перешедшая из «оригинального» альбома «Можжевельник». Как и восемь лет назад, она завершает альбом. Но если тогда ее можно было расценить, как фантазм, то сейчас она по-настоящему становится мостиком в «Спасение».

После прошлогодних «Семи чудес» — самого яркого и разнообразного альбома Бранимира, совершенно незаслуженно обделенного вниманием многих музыкальных и околомузыкальных СМИ, «Жить на глубине» покажется кому-то пробуксовкой – кто-то скажет, что ожидал от второй части развития, а не банально римейка, кто-то – что «оригинальные» версии ему ближе, кто-то в очередной заведет волынку про то, что Паршиков уже не тот и т.п. Все это – бессмысленные разговоры. «Жить на глубине» — это, в первую очередь, редакторская работа над собой и своим творчеством, что можно принимать или не принимать, но, в любом случае, это интересно и нужно как музыканту, так и его слушателям. Как известно, собака лает, караван идет. На замечательной обложке работы известного рэпера Луперкаля (Horus) (пожалуй, лучшей в дискографии Бранимира) собака тоже лает на Бога (изящная отсылка к песне «Был», вошедшей в саундтрэк фильма «Гайлер» Петра Дикарева). Но разве это не ее проблемы?

Текст: Андрей Сергеев

0 0 0 0 0



Вконтакте
facebook