«Найден, жив». Куратор и добровольцы «Лиза Алерт Саратов» — о том, почему им не все равно

Опубликовано 07 ноября в 15:45
0 0 0 0 0

В 2010 году в Орехово-Зуево пропала четырехлетняя девочка Лиза. Она потерялась в лесу со своей тетей. Пять дней их практически никто не искал, а когда информация об этом просочилась в интернет, почти 500 добровольцев откликнулись и отправились на поиски. Лизу нашли на десятый день, но было уже поздно. Она умерла накануне от переохлаждения. Эта история потрясла многих. Так, 14 октября 2010 года, волонтеры, организовавшие поиски девочки, решили объединиться в отряд, чтобы подобной трагедии больше не повторилось. Спустя некоторое время поисково-спасательные отряды стали появляться и в регионах. В Саратове — в 2014 году.

По статистике «Лиза Алерт Саратов» за 2016 год, отряд  принял участие в 100 поисках. Однако количество заявок растет с каждым годом. The Saratov Room поговорил с куратором региона и основателем саратовского отряда Константином Костыриным и его добровольцами. Мы отправились на учения отряда и узнали, как в Саратове появилась своя «Лиза Алерт», что нужно для того, чтобы стать волонтером, когда пора бить тревогу, если близкий человек не вернулся домой и как не заблудиться в лесу, будучи поисковиком.

Суббота. 6:00

Вместе с куратором региона Константином Костыриным и инфоргом Людмилой Лебедевой мы выезжаем на учения в Вольский район. У меня – море вопросов, у Константина – море опыта.

Куратор региона Константин Костырин с детства увлекался походами в лес и занимался ориентированием на местности. С «Лизой Алерт» (в дальнейшем – «ЛА») он познакомился в 2011/12 году, услышав в эфире радио рассказ волонтера «ЛА» Иры Воробьевой о ее участии в поисках ребенка. «Бывает так, что раз, и цепляет. Жил я тогда в Саратове, а отряд существовал только в Москве, поэтому участвовать в поисках не мог, но долго следил за деятельностью поисковиков . Продолжалось это до 2013 года. Я поехал работать в Москву и уже там, будучи морально готовым, начал ездить на поиски», — рассказывает Константин.

Изначально Константин ездил только на лесные поиски, однако со временем его затянуло глубже, и он стал участвовать и в городских. Константин еще больше погрузился в проблему пропавших людей и, чтобы искать более эффективно, стал ходить на «обучалки». Он начал вести блог на радио «Эхо Москвы», посвященный деятельности отряда, и задумался о том, что и в Саратове пора открывать филиал «ЛА». К тому моменту они уже начали появляться во многих городах.

«Логика у нас простая – считаешь, что что-то должно быть – сделай»

В 2014 году Константин Костырин вернулся из Москвы в Саратов и, используя свои знания, создал местный отряд «ЛА», став его куратором. Днем рождения саратовской «ЛА» можно считать период с 20 марта по 9 апреля 2014 года. Он вспоминает, что именно 20 марта сказал себе: «Отряду быть!», а уже 8-9 апреля состоялся первый активный поиск. Сейчас «Лизе Алерт Саратов» три года.

В Саратовской области добровольцев «ЛА» около 20-30 человек. Это абсолютно разные люди со своими заботами, интересами и умениями. Не все готовы сорваться на каждый поиск. Есть определенный костяк из 3-6 человек. Именно они делают огромную информационную работу, остающуюся за кадром: одни раскидывают репосты по соцсетям и помогают по ориентировкам, другие выезжают на поиски. По словам Константина, как всегда бывает в подобной деятельности, многие ребята «выгорают» и уходят совсем, или очень редко участвуют в поисках.

«Мы, как отряд, ни с кем не расстаемся. Но тем и хороша наша деятельность, что на смену приходят новые, заряженные желанием помогать. И только я “бронзовею” во главе»

По сути, чтобы стать волонтером, требуются лишь желание и время. А всему необходимому для поисков можно научиться в процессе и на специально организованных учениях.

Невозможно сказать , кто пропадает чаще всего: взрослые или дети. Статистика «ЛА» отражает не все пропажи, а только обращения в отряд. В основном активные выезды на розыск людей с проблемами памяти и малолетних детей. А вот поисков в природной среде в нашем регионе пока мало – за пределами Саратова об отряде знают немногие. И получается, что родственники сообщают о пропаже только спустя недели и месяцы, а ведь начало поисков в первые сутки повышает шанс найти человека на 90%, в том числе, 80% живым. Чем дольше ждать и надеяться, тем меньше шансов.

Чтобы поиски велись результативно, «ЛА» сотрудничает  с оперативными службами региона, обменивается информацией и взаимодействует с ними в ходе работы.

«МЧС готовы предоставлять свои беспилотники, при необходимости пригонять пожарные машины с сиренами. У службы спасения свои большие возможности. Все будет двигаться, шлифоваться. Разумеется, никто сейчас сразу, за один миг, не откроет какую-то организацию. Но с чего-то нужно начинать. Пока первый шаг не сделаешь, ничего никуда не сдвинется», объясняет Константин.

В конце октября на федеральном уровне заговорили о создании Национального центра поиска пропавших детей. Рабочую встречу с председателем «ЛА» Григорием Сергеевым провела уполномоченный по правам ребенка при Президенте РФ Анна Кузнецова. В ходе совещания было предложено выработать единую модель обучения волонтеров и работы поискового центра и его ресурсных отделений в регионах, которая бы включила в себя, в том числе, и опыт работы «ЛА».

«В мире есть система “Amber Alert”, которая изначально пошла из Америки. Это когда оповещение о пропавшем человеке идет из “каждого утюга”. Первоначально, эта система образовалась как частная инициатива, но в дальнейшем срослась с государством. Что-то примерно такого же типа Григорий Сергеев хочет сделать и в России. Но у нас в стране немного другие условия. Очень часто у наших спасателей нет профессионального оборудования для поиска людей в природной среде. К примеру, навигаторов, которые используются для того, чтобы понимать, какую территорию мы закрыли, а какую нет. С телефоном ты не походишь, потому что он быстро садится и не дает точных координат. Нужны специальные туристические навигаторы», — делится со мной Константин Костырин.

Что касается тепловизора (прим.ред. – устройство для наблюдения за распределением температуры исследуемой поверхности), то, по словам Константина Костырина, было бы здорово, если бы он был в их отряде. К тому же, нужны специально обученные люди, которые понимают как это устройство работает: «Наш председатель озвучил президенту, что в Москве есть все необходимое для грамотной организации поиска ребенка в природной среде. И предложил “перебрасывать” оборудование в регионы. Вот у нас мальчик летом пропадал, пока к нам не доехали ребята из Самары и Сызрани, нам тупо не хватало оборудования. Своими ресурсами закрывали пять поисковых групп, а дальше – все».

В ответ Владимир Путин предложил подумать над созданием ресурсных центров на базе московской организации. В первую очередь для того, чтобы в каждом регионе было свое оборудование. В теории эти центры будут привлекать финансирование от государства и от бизнеса, чтобы на привлеченные средства закупать оборудование и обучать людей. Ну и, например, договариваться с предпринимателями и размещать ориентировки о пропавших людях на билбордах.

9:00

Мы уже съезжаем с трассы к месту учений. Наши координаты 52.115619, 47.350866. Постепенно собираются и другие экипажи – из Саратова, Сызрани и Тольятти. Новичков и менее опытных добровольцев ожидает выполнение тренировочных заданий (полоса артефактов, работа с компасом, рацией и туристическим навигатором) и учебный поиск.

«Меня Глаша зовут, давайте дружить», – говорит мне семилетняя дочь одного из поисковиков – Дмитрия Лямина. Сегодня она вместе с девятилетним братом Мишей приехала участвовать в учениях поисково-спасательного отряда «Лиза Алерт». Пока ребята не могут входить в основной состав волонтеров и искать реальных «потеряшек» для этого им должно исполниться 18 лет. Но ориентироваться по компасу в лесу и разбираться во всех тонкостях туристического навигатора они уже научились.

У черного лабрадора Рады, которую семья Ляминых привезла с собой, скоро будут щенки, но свой образ жизни она не меняет и вовсю носится по округе, измеряя собой все ближайшие лужи. Миша с Глашей от нее не отстают: они в резиновых сапогах, а значит, вся эта грязь после ночного дождя им нипочем, и к учебным поискам они полностью готовы.

Пока мы крутимся вокруг очередной лужи, добровольцы готовят штаб: натягивают тент, ставят походные столы и стулья, достают провиант. Координировать учебный поиск сегодня будет инфорг Людмила Лебедева. Она участвовала практически во всех поисках, а их было уже более 200. В ходе работы Людмиле приходится общаться с родственниками «потеряшек», сталкиваться с переживанием, отчаянием, болью и надеждой. Она всегда пытается найти нужные слова, хотя, порой, бывает очень тяжело.

Подходит время выполнения тренировочных заданий. Добровольцы разделяются на четыре группы, по-другому четыре «Лисы». Им предстоит найти различные предметы, которые заранее были надежно спрятаны в листву. Этим сегодня занимается девушка-доброволец с позывным «Африка». Всего – 31 артефакт: значок, кошелек, детские игрушки и так далее. Каждая найденная в поиске вещь, казалось бы даже самая неочевидная, может стать зацепкой при розыске пропавшего человека.

Далее – снова работа в группах по несколько человек. Теперь с компасами, навигаторами и рациями. «Туда идти, туда!», — кричит Глаша. Вместе с Мишей они с удовольствием ходят от одной локации к другой и соревнуются, кто по азимуту дойдет до нужной точки. Детский задор не дает им замерзнуть в сыром лесу.

Те, кто уже прошёл все тренировочные испытания, готовятся к обеду. На костре в походном котелке кипит вода для макарон.

15.00

Обед немного затягивается, я греюсь у костра и вижу, как доброволец Надежда в серой куртке, синих джинсах, белой шапке и с пакетом в руках уходит в глубь леса. Я не заостряю на этом внимания, совершая тем самым серьезную ошибку. Надежда сегодня — «потеряшка». И уже через полчаса в составе четвёртой «Лисы» вместе с тремя добровольцами мы отправляемся на ее поиски — «прочесывать наш квадрат». Однако по легенде учений оказывается, что раньше нас искать Надежду отправилась поисковик Ольга и тоже не вернулась…

«Самый запоминающийся поиск, это, конечно, первый, но есть еще один, который навсегда запал в душу — поиск шестилетнего Исмаила, мальчика-аутиста. Не передать словами мое состояние. Ноги ноют, а душа от счастья прыгает! Чувство радости переполняет за найденного, живого мальчишку! Те полчаса, пока ждали точное подтверждение информации о найденном мальчике, показались очень долгими. И вот чудо свершилось! Найден, жив, наш мальчишка! Ради таких моментов ты понимаешь, что все это не зря!», — рассказывает Людмила Лебедева.

Деятельность в «ЛА» изменила ее жизнь. Отряд стал для Людмилы как семья, где нет случайных людей. С одной стороны, помочь может каждый, а с другой, не каждый может встать с дивана и сделать что-то стоящее.

«Многие приходят, но не многие остаются. А те, кто остаются, просто берут и делают все, чтобы услышать заветные «Найден, жив!».

Константину больше всего запомнился случай, когда он сам лично достал из сугроба пропавшего дедушку. В тот раз поисковики успели, но часто случается и такое, что не успевают. Для них каждый поиск — это гонка со временем, обстоятельствами и нехваткой людей.

«Лиса четыре, работаем на отклик!», — предупреждает в рацию другие экипажи поисковик Дмитрий. Сегодня он в нашей группе за старшего. «Надяяя! Оляяя!», — кричат поисковики по очереди. Через какое-то время Олю находит третий отряд, а мы продолжаем продираться по колючим кустам в поисках Нади.

Темнеет. Кусты все такие же колючие, под ногами все та же грязь. Только Нади нет. Ни на поляне, ни у болота, ни в лесу. И артефактов нет. Ничего. Только мерещится постоянно серая куртка, которая на деле оказывается потемневшей дубовой корой.

18:00

«Идем на отклик!», — говорит в рацию старший поисковик первой «Лисы». Через какое-то время информация подтверждается — Надю нашли, с ней все в порядке. Мы идём по направлению к штабу. На наших ботинках по килограмму прилипшей грязи.

Мы садимся в машину. Впереди два часа дороги до дома. Все тело ноет, но чувство гордости за таких людей, как поисковики «Лиза Алерт», затмевает все. Они не лукавят и честно признаются, что главная проблема — это встать и пойти, ведь всегда есть усталость и ещё тысяча каких-то отвлекающих человеческих факторов. Но они это делают независимо от всего.

«Лиза Алерт» работает на добровольных началах. И занимается поиском на том уровне, на котором может. Однако время идёт и уже сейчас можно сказать, что поисково-спасательный отряд «ЛА» перерос в достаточно мощную организацию. Они стараются сдвинуть ситуацию с пропавшими людьми в то русло, когда она действительно станет ситуацией общества.

За семь лет работы отряда было сделано многое. Но добровольцы считают, что можно сделать ещё больше. И мы будем надеяться, что в скором времени сообщения с ориентировками будут приходить на каждый телефон в районе пропажи человека.

Что делать, если пропал близкий вам человек?
1. Не ждать трех суток.
2. Как только человек не вернулся в назначенное время домой, сразу же сообщить об этом в полицию.
3. Позвонить в «Лизу Алерт» по номеру 8-800-700-54-52.
4. Оставить заявку и приготовить свежую фотографию пропавшего. 

Тест и фото: Елена Степанова 

0 0 0 0 0



Вконтакте
facebook