Развлечения

Нечеловеческое состояние

Опубликовано 04 мая 2014 в 12:45
0 0 0 0 0

С того дня, как рабочие завода Люмьер впервые вышли из ворот фабрики и гордо прошествовали по киноэкрану, прошло сто лет. Но скрежет станков звучал еще задолго до того, как это стало возможным показать на экране. Специально ко Дню международной солидарности трудящихся TSR подобрал список из 13 фильмов о рабочих.

Пролетарий в оптике советского кинематографа – могучий сверхчеловек, взгромоздивший на свои плечи эпоху. Как правило, человек принципиальный, отстаивающий гуманистические идеалы. Безусловно, он не далекий, но тянется к знаниям и умениям. И самое главное, как и завещал Карл Маркс, далеко не последний винтик в обществе. Ведь в его руках сосредоточена революционная сила, то о чем сам пролетарий кажется, позабыл.

В европейской традиции кино рабочий человек — существо вечно гонимое, притесняемое, и лишенное всяческих прав. Чаще всего рабочий беспринципен, горделив и безучастен к собственной судьбе. Он вынужден скитаться, в поте лица зарабатывая гроши, чтобы потратить их на временное забвение от оков своего завода.

1

В субботу утром, в воскресенье вечером

 Карел Рейш, 1960 год

Артур Ситон работает на заводе, напивается в пабах, стреляет из воздушки по соседям, изменяет подруге и получает от моряков по лицу. Почему он так поступает и к чему стремится? На эти вопросы он не может ответить. Потому что остро осознает свое отчуждение от труда, как бы сказал Лакан. Он знает, когда и где оно начинается, но не знает, как его преодолеть. Финал далеко не радужный. Бунтарь без причины с неохотой встраивается в существующую модель общества потребления, мрачно соглашаясь на уступки, лишь бы появился хоть какой-то смысл. К сожалению, все мы понимаем, что за фасадом мнимого благополучия в виде автомобиля и семьи, скрывается репрессивная реальность Англии 60-х годов.

2

Riffraff / Отбросы общества

Кен Лоуч, 1991 год

ФИПРЕССИ в Каннах

Нелегко живется простым английским поденщикам. Шотландец Стив только что вышел из тюрьмы, где отсидел срок за воровство. В поисках работы он отправляется на стройку. Здесь он находит новых друзей, которые помогают ему нелегально заселиться в один из заброшенных лондонских домов. Стив снова начинает воровать. Не потому, что тюрьма еще никого не исправила, а потому, что ему мало платят и права рабочих не соблюдаются. Завтрашний день скрыт в тумане неблагополучия, словно Темза под сводом Тауэрского моста. Даже любовные отношения вносят в его жизнь еще большую неразбериху.

Лоуч искренне любит героев своего фильма, не смотря на их невежество и желание оставаться в стороне от важных проблем современности, которые касаются их напрямую. Он подшучивает над чернокожими британцами, мечтающими о далеких равнинах Африки. Над пламенными речами одного из рабочих, убеждающего своих коллег в необходимости создания профсоюза. Но когда шутки заканчиваются, в дело вступают неутешительные факты.

Не стоит забывать, что на дворе девяностые, миллионы людей без крыши, 4 миллиона безработных среди которых 250 тысяч — простые рабочие.

Все творчество Кена Лоуча посвящено социальным язвам: безработице, алкоголизму и наркомании, бандитизму, нелегальной иммиграции. Это всегда не просто кино про бедность, разруху или общечеловеческую неустроенность, а конкретное политическое высказывание о том, что происходит вокруг, что происходит с рабочим классом. Ведь именно рабочий класс, по мнению режиссера, имеет политическое значение. В фильмах Лоуча вообще много комичного, что сам режиссер не отрицает. Ведь именно так, можно смотреть на траурный быт английского пролетария, не роняя слез.

3

La classe operaia va in paradiso/Рабочий класс идет в рай

Элио Петри, 1971 год

Грубый итальянский фрезеровщик Лулу работает как автомат, в поте лица вытачивая бесчисленное количество деталей. Коллеги ненавидят его за стахановскую сверхпроизводительность, к которой по его примеру принуждают всех рабочих. Череда семейных ссор, а затем и производственная травма заставят Лулу иначе взглянуть на свое жалкое существование в заводских застенках.

Лулу станет поднимать голос против своего начальства, делать то, на что раньше не осмелился, просто потому, что было лень. Пытается проникнуться идеями студенческих бунтарей, желающих помочь рабочим, но они будут заняты только своим бунтом.

Наверное, рабочий человек никогда не достигнет ворот рая, которые ему обещают на земле профсоюзные лидеры и студенты-леваки. Но если однажды своей твердой походкой он вступит туда, то и там, скорее всего его ожидает скрежет машин и поденщина.

4

Ådalen/Одален 31

Бу Видерберг, 1969 год

Номинации на Золотую пальмовую ветвь и номинация на Оскар

Жаркое лето. Можно подумать, что воскресенье, но только сегодня не выходной. В воздухе разливается аромат цветов, юноши играют джаз и рассматривают картинки с голыми женщинами. Трудно сказать, что что-то происходит не так. В портах стоят корабли, которые некому разгружать, а гордые шведские рабочие голодают. Уже много дней продолжается массовая забастовка, которая со временем перерастает в открытое противостояние со штрейкбрехерами и военными.

История страны показана в разрезе нескольких шведских семей: буржуа и рабочих. Предельно четко отражены классовые противоречия и эксплуататорский характер модели «хозяин — рабочая сила». Промышленники преследуют выгоду и на их стороне армия, а рабочие всего лишь хотят достойно трудиться и получать зарплату. Очевидно, что диалог тут невозможен, слишком силен перевес и слишком разные вещи беспокоят людей. Для одних — недостаток хлеба, для других — правильно произносить фамилию Ренуар.

Безусловно, Бу Видерберг симпатизирует рабочим, и критикует ханжество правящей элиты, неспособной решать сложные вопросы. Для них единственно верный выход из сложившейся ситуации — это сила. Так и для пролетариата единственно верное оружие — это их кулаки и камни. Кажется, только юный Кьель Андерсен, сын одного из забастовщиков понимает, что мало одного негодования, нужны более весомые аргументы в борьбе за светлое будущее, например знания. Трагизм ситуации заключается в наивности безоружных протестующих. Они идут под пули, напевая интернационал. Раздадутся выстрелы, духовые стихнут, и вместо них будут звучать фабричные гудки, возвещая округе о всеобщей стачке.

5

Ladri di biciclette/Похитители велосипедов

Витторио Де Сика, 1948 год

Трудно представить, но 60 лет тому назад от таких вещей, как велосипед или лодка, могла зависеть жизнь скромного итальянского рабочего и всей его семьи.

Найти работу — большое счастье, а потерять — большое горе. Хуже, когда все это происходит в один день. Антонио Рикки скромный итальянский расклейщик афиш за один день лишается не просто работы, но и самой возможности работать. Вместе со своим сыном он разыскивает украденный велосипед, по всем закоулкам нищего Рима. Не исключено, что его спер другой бедолага-рабочий, которому тоже нужно кормить семью. Даже когда Антонио найдет украденный велосипед, справедливость не восторжествует, потому, что  послевоенная Италия не самое лучшее место для отстаивания своих прав. Соседи вступятся за воришку, а судьба героя, лишенного средства производства, останется за кадром.

Итальянский неореализм стал мощным культурным явлением, в котором отразились непростые социальные процессы времени. Большинство фильмов посвящено тяжелому послевоенному быту, нищете и бесправию рабочих. Во многих фильмах снимались непрофессиональные актеры, фабулу для сценариев писали по газетным сводкам, снимали вне павильонов, там, где происходила настоящая жизнь.

6

Blue Collar/Конвейер

Пол Шредер, 1977 год

Что делать рабочим автомобильного концерна, жаждущим социальной справедливости. Ведь профсоюз куплен и не собирается отставать их интересы, на учебу нужны деньги, а долги по кредитам превращают жизнь в сплошную головную боль. Ничего не остается кроме простого способа быстро срубить бабла — ограбить собственный профсоюз.

Пол Шредер известен как сценарист культовых фильмов Мартина Скорсезе «Бешенный бык» и «Таксист». Один из его собственных фильмов «Хардкор», вызвал волну недовольства в Америке и номинировался на золотого медведя берлинского кинофестиваля

7

Такси блюз

Павел Лунгин, 1990 год

Золотая пальмовая ветвь в категории: Лучший режиссер. Приз экуменического (христианского) жюри — особое упоминание. Номинация на премию Сезар и Золотой глобус

«Фашист» — именно так юные тусовщики обзывают советского таксиста Ивана Шлыкова, безоглядно верующего в торжество воспитательных методов. Ненависть вскипает у него на лице, ничего страшнее этого слова он не может представить. Как и не может представить, что однажды кто-то может просто не заплатить за проезд. Потому, что работает Иван тяжело, живет скромно и сознательно. Он груб, неотёсан, и при этом наивен как ребенок. Например, верит в то, что «давно» не работает, а «возможно» никогда не работало. В то, что можно перевоспитать законченного человека. Беспринципный алкаш-саксофонист Леха Селивестров искренне недоумевает, как можно угнетать творческую свободную волю с помощью хамства и силы. Так они и будут дополнять друг друга, пока не придут к далеко не очевидному финалу, к которому подводит нас режиссер. Глупая свобода лучше дисциплинированной несвободы.

Можно бесконечно долго обвинять Лунгина в конъюнктуре и антисоветизме. Но факт остается фактом, фильм хорош и сам по себе, как одна из первых ласточек перестройки.

8

5 бутылок водки

Светлана Баскова, 2002 год

Пророческая лента Светланы Басковой даже спустя десять лет после «шоковой терапии» и встраивания в новую капиталистическую систему, где человек человеку волк и жизнь его товар, смотрится как антропологическое, почти беспристрастное исследование. Герои будто бы помещены в стеклянную комнату. Во всем их гипертрофированном общении и балаганном поведении угадывается вся дикость произошедших в стране перемен. Бандиты крышуют бизнесменов, а те в свою очередь угнетают своих рабочих, рабочим ничего не остается, как совершать глупые и необдуманные поступки, вроде кражи 5 бутылок водки. И все в этой системе координат тихонько сходят с ума. Кто от резкого слома эпох и совершенной дезориентации во времени и пространстве. Кто от резко нахлынувших товаров, возможностей и денег. Но по большому счету от понимания того, что лучше не стало, а другого уже не будет.

9

Meantime»/»Тем временем

Майк Ли, 1983 год

Еще один документ тетчеровской эпохи повальной безработицы и реакции. Фильм интеллектуала Макла Ли, о застывшем в своем однообразии быте английских люмпен-пролетариев, у которых за душой не осталось не то что рабочей солидарности или цеховой гордости, но даже самой работы. Поэтому приходится получать пособие с бланком UB40 и постоянно пялиться в телевизор, поедая подгорелые гренки. Серые непримечательные ландшафты грязных спальных районов, бытовой национализм и скука, все здесь напоминает Россию, причем настолько сильно, что начинаешь искренне негодовать за судьбы человечества.

10

Lundi matin/Утро понедельника

Отар Иоселиани, 2002 год

«Серебряный медведь» за лучшую режиссерскую работу и приз ФИПРЕССИ на Каннском кинофестивале

«Будильник, улица, завод». В такую нехитрую формулу укладывается каждый день Венсана, немолодого сварщика из французской провинции. Мужья ругаются с женами, молодежь влюбляется, почтальон вскрывает письма, а священник подглядывает за женщинами. Из всех этих нехитрых нюансов и складывается здешняя жизнь. Жизнь, зачастую лишенная блеска столичных кабаков, но по-своему привлекательная. Однажды Венсан решает бунтовать против этого веками устоявшего порядка и отправляется сначала в Париж, навестить отца, а затем в Венецию, где обнаруживает универсальный характер пролетарского уклада. Здесь не бьют детей, а вино пьют иначе. В остальном, тот же завод, где нельзя курить на проходной, те же скандалы с женами, куча детей и суета, от которой никуда не деться. Даже Венеция похожа на большую деревню, где можно одного и того же человека встретить несколько раз за день.

В своей первой полнометражной ленте грузинского периода «Листопад», Иоселиани уже обращался к производственной теме. Юноша, не желавший мириться с непроходимой тупостью заводских начальников, портил урожай вина. Венсан сделает еще один глоток прекрасного напитка, наблюдая с крыши за тем, как прекрасен этот мир и вернется назад. К безразличным детям, толстой жене, надоевшей работе. Потому что свой мелкобуржуазный шесток все же лучше и проще, чем полицейские застенки, бунты или вообще ничего.

11

La graine et le mulet/Кус-кус и барабулька

Абделатиф Кешиш, 2007 год

Специальный приз жюри Венецианского кинофестиваля, Приз Марчелло Мастрояни, Приз ФИПРЕССИ (конкурсная программа), Приз всемирной католической ассоциации по коммуникациям — особое упоминание. И 4 премии Сезар

60-летнего Слимана увольняют с судостроительной верфи, которой он отдал половину своей жизни. Перед ним остро встают сразу несколько вопросов: как прокормить большую семью и как достойно встретить старость. Может быть, открыть ресторан прямо на корабле? Если даже французскому рабочему никуда не деться от цехового рабства, как это было в «Утре понедельника» Иоселиани, то французскому арабу подавно не угнаться за мечтой. Там, где на него по-прежнему смотрят с нескрываемым неодобрением. Большие начальники, приглашенные на открытие ресторана в порту, шепотом осуждают свое преждевременное согласие, опасаясь, что теперь «его не получится выгнать отсюда». Главная проблема французов, по мнению Кешиша в том, что они до сих пор относятся к людям не похожим на них снисходительно и брезгливо. Обращаясь к теме непростой жизни мигрантов во Франции Кшешиш, разумеется, не может избежать определенной декларативности. Но ему это можно простить, ведь он знает секрет настоящего кус-куса.

12

La terra trema: Episodio del mare/Земля дрожит

Лукино Висконти, 1948 год

Венецианский лев

Земля дрожит —  эпическое полотно Лукино Висконти. Фильм снятый по роману Джованни Верги «Семья Малаволья», ставший одной из вех итальянского неореализма. Фильм должен был стать первой частью трилогии о рабочих, в которую бы позже вошли серии о шахтерах и крестьянах, но замысел не был воплощен в жизнь.

Гордый моряк Антонио, закончивший службу в морском флоте, решает нарушить порядок, царивший в поселке Ачи Трецце много поколений. Он хочет открыть собственное дело по продаже рыбы и идет наперекор скупщикам от которых зависит достаток и благосостояние местных рыбаков. Но люди не готовы поддержать его бунт, их жизнь напрямую зависит от  эксплуататоров. Антонио остается один на один в непростой схватке с морем. Море горько и рыбаки умирают в нем, пока земля дрожит от несправедливости.

Роли исполняют настоящие сицилийские рыбаки, которые играют самих себя. В одной из сцен появляется человек, вербующий моряков среди местного населения. Он угощает их сигаретами Lucky Strike, выступающими как однозначный символ благополучия. В ряде эпизодов можно разглядеть потертый серп и молот, и лозунги муссолини на стенах, как напоминание о недавнем прошлом.

13

Czlowiek z marmuru/Человек из мрамора

Анджей Вайда, 1976 год

Экзальтированная студентка института кино Агнешка, делает дипломную работу. Ее герой каменщик Матеуш Биркут – мифический персонаж, созданный польской идеологической машиной 50-х. Маленький человек из деревни, неожиданно превратившийся в героя труда крупнейшей стройки шестилетнего плана Новая Хута. Бунтующая студентка не случайно, выбрала человека, который сначала был поднят на щит польской пропагандой, затем так же просто опрокинут в небытие истории. Агнешка разыскивает всех, кто когда-либо был знаком с Матеушом, постепенно появляются все новые факты в этой забытой истории из жизни Польши времен правления Владислава Гомулки. Несмотря на то, что прошло почти тридцать леn об этом не прилично вспоминать и лучше не говорить. Начальство всячески препятствует съемкам фильма. Постепенно, мы узнаем героя черно-белой хроники Матеуша, и понимаем, что он был значительно более человечный, нежели можно себе представить.

0 0 0 0 0



Вконтакте
facebook