Развлечения

Новая Родина на Волге. Маркс

Опубликовано 02 августа 2016 в 18:58
0 0 0 0 0

Совместно с издательским домом «Волга» публикуем фрагмент красочного издания «Маркс: Екатериненштадт — Баронск — Марксштадт», посвященного городу, которым связана судьба российских немцев. Основанный как колония на Волге выходцами из различных земель Западной Европы в конце XVIII века, Маркс стал неотъемлемой частью России и её истории.

marks2

Новая Родина на Волге

1 2

«Мы, ведая пространство земель нашей империи, между прочаго усматриваем наивыгоднейших к населению и обитанию рода человеческаго полезнейших мест, до сего времени еще праздно остающихся, немалое число… всем иностранным дозволяем в империю нашу въезжать и селиться…» — гласил Манифест от 22 июля 1763 года великой российской императрицы Екатерины II.

Тому минуло уже 250 лет…

Что же побудило русское правительство пойти на этот непростой в организационном плане шаг?

В XVI веке Поволжье было включено в состав Русского (Московского) государства и началось его освоение. Земли раздавались в качестве пожалований служилым дворянам и монастырям, активно шло заселение земель беглыми крестьянами разных национальностей.

Однако ещё ко 2-й половине XVIII века здесь оставалось много свободных земель и богатых угодий. Пустующие пространства были местом разбойного промысла многочисленных вольных ватаг и орд киргиз-кайсаков, доставлявших немало хлопот. Поэтому Екатерине II необходимо было иметь на Волге, на окраинных рубежах империи лояльное население. Для этого и приглашались сюда Манифестом из неблагополучной Европы иностранцы и беглые раскольники.

3

Итак, вышеупомянутый Манифест, отпечатанный по сотне экземпляров на русском, английском, французском и немецком население до полного истощения. Крестьяне находились в самом угнетённом состоянии, больше половины из них были крепостными. Прокатившаяся по Европе Семилетняя война (1756 – 1763), в которую было вовлечено большинство стран Северной Европы, прошлась по германским землям, доведя людей до окончательной нищеты. Российский же Манифест обещал переселенцам если не рай, то достаточно благополучные условия существования. Немаловажным фактором являлась и гарантия свободы вероисповедания, актуальная на фоне тогдашнего противостояния между католической церковью и различными протестантскими объединениями. Переселение приняло по тем временам грандиозные масштабы. Всего с 1763 по 1766 год было перевезено около 25 тысяч человек. Будущих колонистов собирали в немецких портах и отправляли морем до Санкт-Петербурга, а оттуда несколькими путями, где посуху, где по рекам, уже в Саратов с зимовкой в дороге. языках Коллегия иностранных дел разослала российским дипломатам за границей. Для управления процессом колонизации в Санкт-Петербурге была учреждена Канцелярия опекунства иностранных во главе с фаворитом императрицы графом Г. Орловым и вице-президентом В. Баскаковым. В Европе были наняты вербовщики, которые за определённую плату, разъезжая по европейским городам и весям, вербовали будущих переселенцев. Несмотря на противодействие некоторых западноевропейских правительств (не желавших лишаться своих трудоспособных подданных), процесс набирал обороты.

Часто возникает вопрос: что вынуждало людей (в основном немцев) покидать землю предков и отправляться в далёкую и неизвестную Россию?

Римско-Германская империя того времени, под управлением династии Габсбургов, состояла из 300 крупных и 1500 мелких рыцарских владений и княжеств. Постоянные войны и дикий произвол местных владетелей довели население до полного истощения. Крестьяне находились в самом угнетённом состоянии, больше половины из них были крепостными. Прокатившаяся по Европе Семилетняя война (1756 – 1763), в которую было вовлечено большинство стран Северной Европы, прошлась по германским землям, доведя людей до окончательной нищеты. Российский же Манифест обещал переселенцам если не рай, то достаточно благополучные условия существования. Немаловажным фактором являлась и гарантия свободы вероисповедания, актуальная на фоне тогдашнего противостояния между католической церковью и различными протестантскими объединениями.

Переселение приняло по тем временам грандиозные масштабы. Всего с 1763 по 1766 год было перевезено около 25 тысяч человек. Будущих колонистов собирали в немецких портах и отправляли морем до Санкт-Петербурга, а оттуда несколькими путями, где посуху, где по рекам, уже в Саратов с зимовкой в дороге.

Барон де Борегард

4

Личность одного из вербовщиков, барона Фердинанда де Борегарда де Кано, имеющего непосредственное отношение к образованию Екатериненштадта и окрестных колоний, весьма загадочна. В документах Канцелярии опекунства он значился голландским подданным, французская полиция, разыскивавшая его за финансовые махинации, считала барона французом, а сам он себя называл швейцарцем. Во всяком случае, барон был человеком с сомнительной репутацией.

Заключив контракт с Российским правительством, сам он не занимался набором колонистов, переложив это на своих помощников. Один из них, Жан де Сабревиль, был вообще беглым каторжником, да и остальные были не лучше. Только на неправильной выдаче денег переселенцам барон де Борегард получил огромную по тем временам сумму в 30308 рублей. А обманув саму императрицу и её дипломатов, присвоил ещё 31661 рубль 85,5 копейки. Мало того, он представил к оплате и счёт на 4000 рублей, якобы потраченных из своих сбережений. И счёт ему оплатили!!!

В общем, участвуя в этом мероприятии, наш барон обеспечил себе и своей семье роскошную жизнь, умудрившись также увековечить своё имя и имена родственников и приближённых в названиях поволжских колоний.

Немец – немой

5

Интересно происхождение слова «немец». Дело в том, что почти до середины ХIХ века всех иностранцев в России называли «немцами», поскольку они не знали русского языка и были как бы немыми.

К тому же и государства такого, как Германия, с ХIII века практически не существовало. Германия состояла из множества отдельных владений. Поэтому их подданными были пруссаки, тюрингцы, швабы и т. д.

Во второй половине ХIХ века, благодаря умелой политике канцлера О. Бисмарка, произошло объединение германских земель под эгидой Пруссии. Образовалась Германская империя, а название «немец» стало употребляться в России как синоним подданного этого государства.

6

7

Так описывает свои первые впечатления в августе 1764 года колонист Цуге: «По приезде… судно прежде всего было задержано сторожевым военным судном. Капитан с рулевыми двумя матросами сели в шлюпку, чтобы поспешить… и предъявить свои документы. Мы видели, как он зашел на судно и вскоре в шлюпку сел солдат, и шлюпка направилась к нам. Со страхом я смотрел на приближавшегося солдата… Но опасения мои были напрасны. Солдат зашел на наше судно, взял ружье на плечо, три раза перекрестился и сказал «Господи помилуй» — русское благочестивое восклицание… После этого к нашему судну подошла лодка, в которой была женщина, предлагавшая нам «калачи», род небольших белых хлебов, очень вкусных».

В Саратове зарегистрированных приезжих направляли уже на места будущих поселений.

С 1764 по 1772 год на Волге было основано 105 колоний, в том числе на луговой стороне 60 колоний.

Екатериненштадт или Баронск?

8

Изначально существовало официально утверждённое название колонии — «Екатериненштадт». Немцы называли на свой манер — «Катариненштадт». Наименование «Баронск» всплывает приблизительно с середины XIX века. Существует несколько версий его происхождения. По одной — в честь того самого барона Борегарда. Но если вдуматься, то это не совсем логично. Борегард никогда не был на Волге, да и название «Екатериненштадт» — его инициатива, естественно с воодушевлением поддержанная правительством, наряду с «Орловским» (в честь графа Григория Орлова), «Баскаковкой» (в честь вице-президента Канцелярии опекунства иностранных), «Рязановкой» (в честь бригадира одноимённой конторы), «Паульским» (в честь наследника престола будущего императора Павла I).

Вторая версия такова. Немцы-колонисты с середины XIX века жили гораздо состоятельнее, чем соседствующие с ними русские, украинцы и др. Последние и стали называть колонистов немного саркастически «фон баронами». Ассоциация «немец-барон» всегда присутствовала в русском языке, и эта, с позволения сказать, «кличка» перекочевала в ещё одно название колонии. Кроме всего прочего, русскому крестьянину гораздо проще было произнести «Баронск», чем, ломая язык, выговаривать «Екатериненштадт».

В последней четверти XIX века усиливается тенденция на русификацию нерусского населения Российской империи, начавшуюся ещё в правление Александра II и активно продолженную Александром III.

Наименование «Баронск» стало одним из названий, употребляемых в официальных документах государственных служб Самарской и Саратовской губерний. А название «Екатериненштадт» осталось непосредственно в языке жителей немецких колоний.

Новый город (будущий город Маркс) получил своё первое название в честь императрицы Екатерины II — Екатериненштадт (город Екатерины). Датой его основания в разных источниках называются и 1765, и 1767 годы. По «Экономическим примечаниям к планам генерального межевания Луговой стороны р. Волги Вольского уезда Саратовской губернии», Екатериненштадт «положение свое имеет на отлогом косогоре…, река Волга в жаркое время имеет глубину до 8 сажен, шириною до 600 сажен. В реке рыба: белуга, осетры, севрюга, стерлядь, сомы, сазан и судаки…».

Несмотря на плодородную землю и другие богатства местной природы, тяжело пришлось колонистам. Обещанное Манифестом благополучие оказалось, мягко говоря, не совсем таковым. Суровый континентальный климат, болезни ощутимо остудили воодушевление людей. Виновные же в неустройстве чиновники самым немилосердным образом обращались с переселенцами.

К середине царствования Екатерины II Российскую империю всколыхнуло народное восстание под предводительством Е. Пугачёва. В 1774 году одна из пугачёвских дружин нагрянула и в Екатериненштадт. Вывезли хлеб, соль, оружие, угнали лошадей. Забрали с собой и молодых парней. В эти годы здесь побывал и молодой поручик —будущий великий русский поэт Г. Р. Державин, воевавший в регулярных частях с пугачёвцами.

Только жителям удалось как-то восстановить своё благосостояние, как новая беда из глухих степей обрушилась на их головы. Оттуда, с диких просторов, вихрем налетали на колонию орды кочевников. Если колонисты успевали заметить опасность и спрятаться в приволжских зарослях, то дело кончалось большим пожаром и разграблением жилищ. Но если они были не так расторопны, то безжалостные кочевники, проносясь по улицам на невысоких лошадях, накидывали арканы на самых молодых и сильных и утаскивали за собой, чтобы потом выгодно продать на невольничьих рынках Средней Азии. Оказывавших сопротивление рубили кривыми саблями. Чтобы защитить колонистов, царским правительством был прислан отряд донских казаков, давших начало русской диаспоре Екатериненштадта. А весной 1776 года началось возведение вокруг города защитного земляного вала.

9

Все эти, казалось бы, нескончаемые бедствия вынудили некоторых колонистов предпринимать попытки возвратиться на родину. Однако власти это жестко пресекали. Читаем у того же Цуге: «Беглецы направлялись в Польшу, и по пути их всегда ловили и наказывали плетьми и заточением. Счастливее были те, которые… бежали к калмыкам, чтобы оттуда через Китай проникнуть в Европу». Не без основания можно легко усомниться в успехе и этих побегов. Часто беглецы попадали в руки волжских разбойников.

В памяти екатериненштадтцев остался один такой трагический случай. Несколько уезжавших семей, переправляясь через Волгу, на одном из островов были все ограблены и убиты. По сей день этот остров называют «островом смерти».

0 0 0 0 0



Вконтакте
facebook