Развлечения

Обыск и питание: интервью с «Ревизорро»

Опубликовано 22 января 2015 в 12:25
0 0 0 0 0

TSR пообщался с Еленой Летучей, ведущей передачи «Ревизорро» о Саратове, скандале в суши-баре и непростой миссии ревизора.

IMG_3495_

На встречу с Еленой TSR отправился поздней ночью. В отеле «Журавли», где остановилась железная леди ресторанной критики, ощущалась какая-то стерильная чистота — почти как в больнице. Едва уловимый запах чистящих средств гармонично сочетается с интерьером в стиле шика ранних 2000-х: точеные колонны из пенопласта, хрустальные люстры, стулья-троны и демократичный телевизор с трансляцией канала «ЛяМинор». Одежда младшего персонала походила на форму сотрудников стоматологического кабинета. Совпадение? Не думаем. Елена Летучая почти не опаздывает и выглядит так, как и полагается звезде телевидения: черные лодочки на шпильке, серый объемный свитшот, идеальная укладка, фирменный макияж с алой помадой, которая, кажется, не стирается никогда, как и белоснежная улыбка — иногда отработанная и дежурная, иногда более чем убедительная. Пока мисс Ревизор наливает себе чай и кладет в него мед, можно рассмотреть тонкие браслеты на ее запястьях и татуировку Love на среднем пальце левой руки. Любимая фраза Елены «Вы же понимаете» звучит неоднократно, пока она рассказывает о своих саратовских приключениях. В городе она посетила пять заведений, в числе которых гостиница «Словакия», суши-бар «Кукси-Каби»и ресторан «Тары-Бары».

О Саратове

Столько наклеек за последнее время я не клеила нигде, честно признаюсь. Я даже своему продюсеру говорила: «Неужели ни про одно заведение я не скажу «Не рекомендую»?» Но все-таки последняя гостиница не заслужила рекомендацию.

В Саратове я посетила пять заведений: три заведения общепита и две гостиницы. Пока программы нет в эфире, я не могу обсуждать заведения более конкретно. Город меня удивил, уровень здесь достаточно высокий. Саратов вошел в новый сезон, поэтому мы использовали новые гаджеты (чтобы проверять количество бактерий на поверхности) и клеили новую наклейку – не просто «Ревизорро», а «Рекомендовано Ревизорро». Также в Саратове будет очень интересная история – одно из заведений я частично проверяла не сама.

Одно заведение в вашем городе вызвало полицию. Ну постояла она рядом, сфотографировалась потом со мной, взяла автограф. В одном городе от нас вообще сбежал участковый, и из-за этого дела уволили потом несколько людей. Без потасовок в Саратове тоже не обошлось, но впечатление о городе и особенно о его людях очень приятное. Меня здесь встретили очень тепло. Многие люди даже не хотели автографов, не просили сфотографироваться, а просто говорили: «Елена, спасибо за вашу программу». Программа выйдет примерно через месяц, плюс-минус.

Мадонна звезда, Леонтьев звезда, а я не звезда. Я популярный журналист, который делает важное дело.

Про саратовские дороги

Я хотела обратиться к ЖКХ города. Как можно в городе в зимнее время даже не посыпать дорогу песком? Я несколько раз чуть не упала. А если бы я ногу сломала? Эх, тогда бы прославился город. ЖКХ, берегитесь, я к вам приду.

IMG_3509_

Я сама уже давно не убираюсь. Стирает стиральная машинка, а убираться ко мне приходит девушка. Убирается она тщательно – боится меня, наверное. Я могу, конечно, прийти, бросить где-нибудь пиджак, но вы же понимаете, в своей квартире я живу и никаких услуг не предоставляю

Скандал в «Кукси-Каби»

Я забежала на кухню, и администратор оказалась у меня на пути. Предъявив пресс-карту, я начала быстро надевать специальную одежду для того, чтобы быстро пройти на кухню. Вы даже не представляете, какое противодействие все работники кухни оказали моей группе. Моим охранникам даже пришлось применять силу, потому что девушки – не знаю, администраторы или повара – начали кидаться на моих операторов, крышку с одной камеры успели сбить. Работники кухни до приезда управляющего держали оборону суши-бара. Я уже посмотрела кухню, но не могла пройти в суши-бар. Персонал не знал, как меня остановить, поэтому они выключили свет во всем заведении. Я смеялась: «У вас же там гости!» После этого приехал управляющий, который агрессивно вел себя. Они три раза отказал мне в том, чтобы показать суши-бар. Я была удивлена [его реакцией], потому что нарушений на кухне я практически не нашла – холодильники были чистыми, продукты хранились правильно, с маркировками. После кухни я зашла в темный зал, где сидели люди, села за столик и сказала, что хочу попробовать еду. Не суши, потому что я их в принципе не ем. Управляющий одумался, подошел ко мне и признал свою неправоту, предложил «начать знакомство заново». Надеялся, что мы что-то сотрем.

О кровавых съемках в Анапе 

Я работаю в одном из самых сложных форматов – репортажной съемке. У меня нет сценария, перед каждым заведением просто включается камера, и мы бежим – на кухню или в гостиницу. Все происходит экспромтом. Нужно быстро принимать решения. Иногда я захожу на кухню, а там четыре хода, и я не знаю куда бежать, а за мной бежит толпа администраторов с криками «Нет!».

Юристы нашего канала уже полгода ведут судебное дело в Анапе по поводу побоища в ресторане. Подобное же дело ведется и в Костроме. В Анапе две поварихи кидали наши камеры о кафельный пол. Это был первый раз, когда мне стало очень страшно.

Моих операторов начали ногами пинать, продюсера просто скрутили, а камеру – очень тогда дорогостоящее оборудование — кидали, как баскетбольный мяч.

Мои операторы не могли дать сдачи, потому что тогда их бы обвинили в том, что они завязали драку. Я просто вылезла из этой потасовки, и мне кинули камеру через раздаточное окно. Я — в шапочке, халатике, на каблуках — хватаю эту камеру, просто чтобы вытащить этот материал, и бегу в зал, где люди отдыхают, едят шашлык. За мной выбежали поварихи. Я всегда удивляюсь, с каким остервенением работники кухни защищают свое место работы. Они мне выкручивали руки, было очень больно. Они отобрали камеру, бросили ее какому-то человеку, который быстро убежал. Они эту камеру потом ножами истыкали – видимо, ненависть проявляли или флэшку пытались вытащить. Для меня это тяжелое воспоминание, у меня тогда впервые произошла истерика.

IMG_3508_

Ощущения после съемок

Я на агрессию никак не реагирую вообще – по-моему, это видно в кадре. Я всегда всем советую: если рядом агрессируют люди, просто улыбайтесь, и пускай от вашей улыбки эта агрессия возвращается людям. Вы же знаете, что вы правы. Я посетила сорок городов и, конечно, пару раз выходила из себя, особенно когда люди искренне считали, что у них все хорошо, когда у них просто ад на кухне.

Я всегда выбираю места для отдыха, где почти нет людей.

О взятках и подкупах

Взятки предлагают, звонят бесконечно моим помощникам, причем часто из дорогих ресторанов – лучших в городе. Звонят, приглашают заново, предлагают деньги, спрашивают, что можно сделать, чтобы мы еще раз пришли и т. д. Я не реагирую на это, потому что для меня самое главное – это репутация. Один владелец ресторана в Саратове сказал мне: «Вы такая принципиальная». Да, я принципиальная и считаю, что на этом держится вся программа – она неподкупная.

О врожденной требовательности

Я всегда была достаточно требовательным и покупателем, и гостем, причем требовательным и к сервису, и к себе. Я спокойно могла подойти к официанту, который меня плохо обслужил, и обратить на это внимание. Это у меня в крови. Не скрою, что сейчас в заведениях ко мне относятся с большим вниманием. То есть, если раньше приходилось что-то требовать, чему я сейчас учу своего зрителя, сейчас я получаю это автоматически. Моим посылом к зрителю является то, что, когда вы платите деньги – тысячу, пять шесть тысяч, — вы за эти деньги должны получать качественную услугу. У меня не такое шоу, когда вы в среду в 19 часов включаете телевизор, смотрите, развлекаетесь и потом забываете об этом. Это социальная акция для повышения уровня в стране. Я такое маленькое зернышко ревизорское в каждого зрителя вкладываю. Согласитесь, до программы «Ревизорро» мало кто задумывался о таких на самом деле важных вещах. Это миссия по исправлению мира, как говорит руководитель канала Николай Картозия, «Мы чиним мир». Когда я пришла в журналистику, одним из самых важных мотиваторов для меня являлось то, что я могу своей работой что-либо менять. Если ты можешь своей работой изменить жизнь хотя бы одному человеку, то это не зря. Я по всей России немного меняю сознание людей, меняю среду. Я жуткий патриот и хочу, чтобы сервис в стране поднялся хотя бы на средний уровень.

Программа «Ревизорро» — это миссия по исправлению мира.

IMG_3521_

0 0 0 0 0



Вконтакте
facebook