Ожившие картины

Опубликовано 27 июля 2014 в 17:30
0 0 0 0 0

Альфия Пономаренко — саратовская художница, работы которой можно увидеть на выставках не только в России, но и в Европе.  Ее картины живут далеко за пределами страны: в Италии, Франции, Испании, Израиле, Лондоне. Она писала портреты принца Альберта II, принца Ренье III, графа Мориса де Л’Арбра, премьер-министра Израиля Э. Барака,  Президента России В.В. Путина и Далай Ламы 14го. Это — первая русская художница, которую пригласили с персональной выставкой в Монако.  TSR зашел к ней в гости, полюбовался на картины и расспросил про вдохновение.

qUtjed__cGI

все фото из личного архива Альфии Пономаренко

Когда вы поняли, что живопись — это ваше призвание?

В те времена, когда я была ребенком, родители отдавали своих детей в различные кружки, чтобы понять, к чему у них склонность. Вот я, например,  могла часами внимательно разглядывать один цветок. А бабушка заметила это.  Вообще, я еще любила танцевать, и ходила одновременно в два кружка, в балетный и по рисованию. Они находились во Дворце Пионеров в Энгельсе друг напротив друга. А когда после четвертого класса меня не взяли в балетную школу, у меня был такой шок, что я еще года два рисовала одних балерин. Но в кружок по рисованию я так и продолжала ходить, а потом просто поступила в художественную школу в Энгельсе.

Думали ли вы тогда заняться чем-то другим, найти другую профессию?

Нет. Я вообще никогда не представляла, чем бы я еще могла заниматься, если не рисовать.  То есть , это настолько было очевидно, что выбрать какую -то другую профессию у меня просто не возникало и мысли. Многие не верили, что я поступлю в художественное училище после школы. Говорили, что вернусь обратно в школу. А я не понимала, как такое могло произойти. Я точно знала, что поступлю.

 Как вообще приходит вдохновение?

Абсолютно непонятно как. Иногда во сне. Я тут же вскакиваю посреди ночи и скорее иду что-нибудь зарисовать. Часто бывает, когда музыку слушаю. Как-то  раз муж поставил какую -то мелодию, так я за день картину дописала, которую не могла дописать много времени. Еще на природе люблю очень часто бывать, посидеть в лесу, например, полежать на земле,  на облака посмотреть. Я вообще очень люблю в тишине отдыхать. Там разговариваешь с природой, общаешься с ней и ничего тебя не отвлекает.

Есть у вас темы, которые вы больше всего любите рисовать?

Люблю фантазийные темы, немного мистические. У меня во всех картинах мистическая подоплека. На самом деле, в картине обязательно должен быть смысл.

Есть ли у вас картины, с которыми связана некая мистическая история?

В 1993 году я училась на целителя. Проходила курсы семь лет. Там ты две недели слушаешь курсы, затем  год ты все это перевариваешь, а потом опять учишься. Почему я пошла учиться на это? Потому что я прочитала в какой-то книге, что людей могут лечить определенные цвета. И я подумала, почему бы не узнать про это побольше, а потом написать человеку картину, чтобы она висела у него дома и лечила. Я очень долго училась, а теперь, когда я рисую свои картины, это происходит автоматически. То есть знаю я диагноз или нет, нужно просто настроится на этого человека. И если ты  будешь держать его на ментальном плане, то  в итоге картина окажется четко связана с ним.

Первая работа, которую я таким образом сделала, была написана для матери моей подруги, которая была больна. Я велела ей каждый день под ней сидеть, хотя бы, в течении получаса. На картине изображена энергия, которая идет из космоса. Прошло уже двадцать лет, а ее мать с диагнозом рак до сих пор жива.

Еще одна история связана с портретом Юноны. Это моя подруга, которая очень хотела уехать в Италию. Я ей говорю, давай я сзади тебя на портрете сделаю фон «ветер перемен», он тебя в Италию и унесет. И, действительно,  она до сих пор живет в Италии.

А разве когда вкладывают в картину частичку своей души, она не становится положительно заряжена?

Да. Это так. Но я это делаю профессионально. Мало того, что профессионально как художник, но еще надо соблюдать чистоту помыслов. Если ты будешь сразу думать о том, сколько тебе заплатят за эту картину — эффекта не получится. Вообще, есть художники, которые энергию отбирают, также как люди.   Написать картину, которая дает какой- то эффект и положительную энергию очень сложно. Например, портреты я пишу до тех пор, пока человек прямо на меня глазами не посмотрит. Тогда  я понимаю, что это он.

Есть особые действия, которые вы проводите, чтобы настроиться и начать писать?

Очень долго настраиваюсь, когда пишу портреты, потому что я же вижу что за человек передо мной. Я  пишу портреты со своих 16 -ти лет. Муж мне говорит, что я открою этюдник, хожу целый день, закрою этюдник. Посмотрю на человека, нет, не то. Иногда я две недели могу так ходить. Каким образом? Я могу начать работу только тогда, когда я его уже полюбила. Хожу и думаю, но ведь его же на самом деле кто- то любит. Родители, дети. Значит в нем есть что- то хорошее. Есть те, кто его любит по- настоящему. Когда я пишу портрет, я должна этого человека любить. Я практически живу с ним. Иначе, он на меня не посмотрит и ничего не получится.

В какой технике вы рисуете портреты?

Это классический вариант живописи. Реализм.  Свои творческие работы я могу писать какой угодно техникой, а тут я не могу себе позволить делать их с какими то смелыми затеями в виде широких мазков и тому подобное.  Портрет  должен быть на века. Оставаться детям и внукам.  Я вообще считаю, что кому попало нельзя доверять свои портреты делать, потому что человек может все что угодно запихать в эту картину.  От некоторых людей настолько устаешь, что хочется быстрее сбежать из города на природу.

А что за история с Далай Ламой?

Один москвич приехал ко мне и попросил написать его портрет. Я прочитала все пять книг Мулдашева, постилась, и сделала свою работу по-человечески. Далай Лама на самом же деле святой. Их душа постоянно перерождается и переходит к следующему Ламе. То есть получается, что у него очень старшая душа. Даже в свои пять лет он уже мудрец. Я его писала как икону. И когда ему подарили портрет, ему очень понравилось. Он остался в восторге. В этой картине есть секрет. Еще на первом слое краски, между двумя слоями, на фоне за ним, я написала гору Кайлас. Для них это место считается святым. Я думаю, что он увидел эту гору сквозь слой краски и понял, что я подготовилась к написанию его портрета.

Есть какие то картины, которые вы никогда не продадите?

Конечно. Они находятся либо у меня дома, либо у родственников. Они для меня ключевые и связаны с переходными моментами моей жизни.

Быть художником сложно?

Быть художником — это колосальный труд. Надо очень много работать. Первый раз, когда я приехала со своей выставкой в Ниццу в 2002, главный художник юга Франции посмотрел на мои картины и спросил, по сколько часов в день я работаю. Я честно ответила, что от 6 до 16 часов. Он вытращил глаза и говорит, что художники во Франции работают по 3 часа и не каждый день. Но что это тогда за художники?  Бывают, конечно,  дни, когда  я отдыхаю после портрета или какой- то серьезной работы, но чтобы как они. Иногда я работаю и не знаю, какой день недели или число сегодня.  Это уже моя жизнь.

Вообще, можно ли зарабатывать на жизнь творчеством?

Дело в том, что те люди, которые занимаются творчеством,  не могут дать себе сами адекватную оценку. Потому что они все время где-то летают в облаках. Я как-то раз зашла к одному из наших художников, а у него полным полно картин, штабелями стоят, места уже нет, а он все равно пишет. Я спрашиваю, а что это все не продается? Отвечает — нет. А потом стою и думаю, а зачем тогда вообще это делать? Ведь это никому не нужно. Найди себе другую работу, а пиши просто для себя.

Планируете какие либо выставки дальше?

Планировала сделать выставку в Европе, но она отменилась. Но я сейчас буду все равно буду готовится и писать картины. Для этого нужно не меньше полугода и порядка 35 работ. В Саратове делать выставки я больше не буду.  Следующая , скорее всего, будет в Москве. Пока, правда, без определенных сроков.

 

 

0 0 0 0 0



Вконтакте
facebook