Шаг в сторону: путешествие в Новый порт

Опубликовано 15 августа 2016 в 18:46
0 0 0 0 0

Мы продолжаем знакомить вас с поселками и микрорайонами Саратова,  которые часто находятся на отшибе города, и про которые жители центра могут даже ничего не знать. 

Новый порт – это, на самом деле, не поселок, а лишь часть другого, довольно крупного поселка Юриш в Заводском районе, расположившегося на берегу Волги. Просто он находится немного на отшибе или, точнее, по ту сторону железнодорожных путей. Территориально же Юриш, если кто не знает, расположился между Улешами (вверх по течению Волги) и Лесопильным (вниз по течению). И оттуда хорошо виден остров Казачий. В состав Нового порта входит всего одна улица со странноватым названием Новая 9-я Линия. На самом деле все просто – в Юрише все улицы, за исключением Фабричной, называются линиями. А поскольку девять уже было, то десятую назвали Новой 9-й. Почему не 10-й – бог знает. Впрочем, хватит о Юрише.

Широкая тихая улица

Добраться сюда можно на одном единственном транспортном средстве – маршрутке №21. Она ходит от пересечения Вольской и Большой Садовой, так что худо-бедно до центра доехать можно, правда, появляется она не слишком часто. Мы же решаемся идти сюда иным путем – добираемся до «Радуги» (район проспекта Энтузиастов и Крымской) и оттуда пешком идем в сторону Волги по Томской.

Томская – очень любопытная, кстати, улица. Она необычайно широка, особенно для улицы, находящейся в стороне от транспортных артерий города. Объяснение очень простое, кстати: по ней возили самолеты от авиазавода до аэропорта «Саратов-Южный», но уже много лет по понятным причинам это не делается. И, кстати, раньше дорога здесь была шире, но, как водится, свято место пусто не бывает, и теперь оно заполнено автостоянками.

С Томской надо свернуть на Пензенскую (здесь, кстати, до 1930-х находилась деревня Юнгеровка) и не заблудиться. Если не заблудитесь, то свернете на 4-й Московский проезд. Кстати, забавный факт: предыдущие три московских проезда находятся в другом конце города – в ВСО. Почему так получилось – непонятно.

Вообще, уже на 4-м Московском проезде начинаешь чувствовать, что попал почти в деревенскую глушь: тишина, море котов, бабки у подъезда, с подозрением осматривающие пришельцев из центра, и раздающаяся из машин характерная музыка для ровных пациков. И один из главных, но обычно забываемых атрибутов постепенно умирающей местности: поржавевшие на торцах дома буквы, складывающиеся в слово «Продукты» — просто никто не озаботился убрать их, когда они не превратились в артефакт давно ушедшей эпохи.

Хотя здесь по-своему очень комфортно: очень зелено и местами открывается отличный вид на овраг и железнодорожные пути, по которым время от времени ходят электрички на Анисовку.

Дома с мезонином

Такой же зеленый и Новый порт. А вот здания здесь совсем другие. Много типовой, хоть и любопытной застройки – двухэтажки 1954 года с обязательным мезонином. Как будто скворечник приделали ко второму этажу. Смотрится странно, но это добавляет зданиям определенный шарм. Впрочем, учитывая, что дома подготовлены к расселению, сохранится эта красота недолго.

В остальном же дома как дома: много частного сектора, но встречаются и пятиэтажки с довольно просторными и ухоженными дворами. Хотя Новый порт, если посмотреть на него с воздуха, наверное, будет похож на слоеный пирог: ближе к берегу частный сектор, после них идут дома покрупнее, а за ними, за забором – производственные корпуса Хлебобазы №44. На нее смотреть страшно: она не рабочая, а ее возвышающиеся колоссами элеваторы поражают взгляд даже со стороны железнодорожных путей. Насколько долго будут поражать – большой вопрос, потому что все это добро, скорее всего, застроится 25-этажками. Вид на Волгу, сравнительная отдаленность от шумных магистралей. В общем, появится очередной спальный район, а Новый порт пропадет. Как пропадет, скорее всего, и внезапно выныривающая на пути водонапорная башня с растущим деревцем почти из крыши. Но взобраться туда, если вы не скалолаз, будет сложно – башня изнутри почти полая. Недолго отвлекаемся на нее идем к Волге.

Заводские пейзажи для Дейнеки

Кстати, Новым портом это место называется, понятное дело, не случайно. Если пройти через частный сектор поселка и свернуть к Волге, то рано или поздно вы увидите речной порт. Собственно, благодаря ему и появился поселок и железная дорога. Мощное зрелище – порт действительно удивляет масштабами, а ещё отсюда открывается замечательный вид на прибрежные районы Саратова.

Если долго идти вдоль путей, то рано или поздно вы найдете тропинку на дикий пляж, где купаются местные, недоверчиво посматривающие на новоприбывших. Чем-то пейзаж напоминает картины Дейнеки: красивые молодые люди и дети лезут по песчаным горам, прямо над ними возвышаются подъемные краны, а экскаваторы зачерпывают песок и переносят его прямо над головами юношей. Часть песка рассыпается в пути, но никто от этого не страдает. Местные мальчишки же предпочитают доплывать с берега до баржи, откуда прыгают в воду. А на берегу в этот момент стоят красивые велосипеды, кто-то оживленно спорит, кто-то читает электронную книжку. Красиво.

Нерадужно о радужном

На этом, в общем-то, наш поход в Новый порт и закончился. Мы  возвращаемся к «Радуге» через гаражи и железнодорожные пути. Это самый простой путь, правда, и смотреть по пути нечего: разве что иногда снова попадаются заброшенные производственные корпуса с обильно растущей прямо из камня растительностью, да в какой-то момент еще приходится идти через высоченный мост, под которым течет мутный ручей.

Гаражи, понятное дело, ничем не удивляют, разве что в какой-то момент с удивлением обнаруживаешь на крыше убитый автомобиль. А еще может промелькнуть электричка. Здесь у нее остановка «Радужный». Интересно: а почему в народе это место называют «Радугой», ведь официально у автобусов и троллейбусов остановка вроде бы «Крымская»? Да и на картах так написано.

Все оказывается банально: в 90-е в этих краях находился знаменитый ресторан «Радуга», который «курировала» группировка братьев Парамоновых, воевавших с «Парковскими». Память народная живет, ведь кто-то заставал и перестрелки. Бурное было время, опасное. Заводской помнит. Впрочем, к Заводскому мы еще вернемся в следующих репортажах.

Текст и фото: Андрей Сергеев

0 0 0 0 0



Вконтакте
facebook