Тихо, но заметно: саратовские переулки

Малые и незаметные на первый взгляд. Переулки — без них облик города не складывается в единую картину многообразной жизни. В прошлый раз мы выбрали четыре переулка, которые спрятались почти на берегу Волги. А сегодня вместе с вами отправляемся изучать еле различимые на карте улочки в глубинах Саратова.

Вольский

ВОЛЬСКИЙ

В прошлый раз мы остановились в Рабочем переулке, который после поворота переходит в улицу 53-й стрелковой дивизии. Если по этой улочке, сплошь увитой медицинскими учреждениями, пройти до конца, то вы уткнетесь в Вольскую. Здесь Вольская уже завернула, как и параллельно идущие ей улицы, к Волге. Но если пойти по ней прочь от Волги, то вы через несколько десятков шагов увидите спрятавшийся Вольский переулок. Точнее, перефразируя Игоря Корнелюка, вы придете к переулку, которого нет. Вернее, он как бы есть, но как бы его и нет. Поиск на карте поможет вам только сориентироваться с его примерным месторасположением, но прибыв туда, вы будете чесать затылок и пытаться понять, а где, собственно, он находится. Все потому что Вольский переулок состоит из… одного дома, дома №15. А где же остальные 14, спросите вы? А их нет. Хотя я честно пытался их найти. И даже спрашивал прохожих, но никто ничего не смог ответить. Лишь одна гулявшая по соседней Белоглинской бабушка сказала, что раньше на месте этого дома (вернее, домов, потому что состоит он из трех корпусов) была старая застройка, которая занимала весь квартал и доходила до Чапаева.

Ясность в вопрос позже внесла одна из записей блогера-краеведа Дениса Жабкина – действительно дома по Вольскому переулку находились на месте того тупика, что отмечен на карте. Потом этот старый жилфонд снесли. И на его месте возвели фитнес-центр «Волга-спорт». А вот жилые корпуса д.15 двинулись уже туда, куда изначальный Вольский переулок, видимо, не заходил. Странные метаморфозы. Кстати, если у вас возник закономерный вопрос, почему единственный дом имеет №15, то ответ, скорее всего, предельно банален – чтобы не нарушать номерную последовательность Вольской – соседнее с фитнес-центром «Волга-Спорт» здание имеет №13.

Однако если вы думаете, что «Волга-Спорт» — это единственная достопримечательность странного переулка, то ошибаетесь – в двух многоэтажных корпусах дома №15 также размещается Центр лазерной коррекции зрения и микрохирургии, туристическая фирма, музыкальная школа, международный образовательный центр, кафедра клинической медицины медицинского института «Реавиз» и даже салон с музыкальным названием «Therr Maitz-interiors». Если кто запамятовал, Therr Maitz – это группа участника телепроекта «Голос» Антона Беляева. В общем, вполне себе элитный участочек. А он и вправду элитный – охраняется, отгорожен от внешнего мира забором. Двор, как я и ожидал, хорошо убирается, мусорные баки не переполнены, детская площадка чистая, не наблюдается перегруза частного транспорта. В общем, не место, а сказка и главный номинант на звание самого ухоженного переулка города. Да и место само по себе замечательное – улица Чернышевского под боком, 10-15 минут до центра, в шаговой доступности продуктовые магазины и университеты. Стоит ли удивляться, что жилье в Вольском переулке, мягко говоря, не дешевое? Смахнув слезу белой зависти, мы переходим на Вольскую, чтобы по ней выйти к нашей следующей точке.

Смурский

СМУРСКИЙ

Смурский – это почти прямая противоположность Вольскому переулку: длинный, с четко выверенной планировкой (ну, почти) и с частным сектором, в основном – в общем, точек пересечения нет. Смурский переулок начинается от Кутякова и идет параллельно Вольской и Симбирской. Проходя почти три квартала, он обрывается, так и не дотянувшись до улицы Посадского (кстати, сравнительно недалеко от него находятся малоизвестные Новый и Узенький переулки).

Смурский переулок некогда назывался Памятной улицей, но, как часто водится, официальное название мало кого интересовало, а народное прижилось. Жил здесь мещанин Афанасий Смуров. Он, как и его дочери, сдававшие в аренду земельные участки вблизи дома, был смекалистым человеком. Потому и память здесь осталась не о Памятной улице, а именно о нем – что видно как на сравнительно новых аншлагах, так и на старых, которые редко где встретишь.

Не считая красной бани №7 в самом начале переулка, откуда в февральские морозы любят выходить глотнуть свежего воздуха не менее красные мужики, Смурский переулок имеет всего две достопримечательности, зато какие!

Первая – это дом №13. С виду ничем не примечательный, он, тем не менее, сыграл определенную роль в истории русской литературы. Именно из него на революцию 1905 года смотрел юный Константин Федин. Позже этот эпизод войдет в его ранний роман «Братья». На доме нет никаких опознавательных знаков, что здесь некогда жил председатель правления Союза писателей СССР. Здесь в 1977 году, спустя несколько месяцев после смерти писателя, появилась мемориальная табличка, но местные жители рассказали мне, что ее сняли от греха подальше – мол, мародеры украдут. Правда, чем это решение лучше, понять сложно. Так что кто знает про дом – тот знает, а кто не знает – пройдет мимо.

А вот мимо чего вы точно никогда не пройдете, так это мимо маленького здания на углу Смурского и улицы Гоголя. Хотя, говорить здесь про угол язык не повернется – дом стоит прямо посреди проезжей части (!). Это настолько странно смотрится, что невольно сам захочешь узнать, как так приключилось. И, в процессе поиска информации натыкаешься на не менее любопытный факт – оказывается, этот дом сейчас стал жилым, а десятилетия назад он использовался как водогрейная будка, где продавали кипяток. Кроме него из 41 подобной будки в Саратове не сохранилась больше ни одной. А проблемы с водой, как я понимаю, и сейчас есть у жителей Смурского переулка. Как и с уборкой – снег выходят чистить с лопатой – кроме них все равно никто это делать не будет. Так и живут – убирают свой не самый чистый, прямо скажем, район, да помнят, где жил Федин.

Мирный

МИРНЫЙ

Не так далеко от Смурского находится самый известный переулок Саратова – наверное, единственный, который знает любой житель города. По сути, Мирный переулок и проспект Кирова и являются символом центра. Здесь находится один из крупнейших транспортных узлов города, бесконечные торговые точки, великолепный, поражающий своим величием и эстетикой сталинский ампир (который, справедливости ради, числится, в основном, за площадью Кирова), лицей №37, Центральный Дом быта, да что уж говорить… здесь есть даже киоск «Роспечати», которой у нас почти не осталось.

Мирный переулок, по большому счету, и не воспринимается как переулок – это скорее небольшая улица в центре города. За переулок может сойти только начальная часть от Большой Казачьей до площади Кирова, да и ее, словно стесняясь, прикрывают собой многоэтажные дома. А ведь и там есть свои примечательности – очень красивые здания эпохи модерна с красивыми барельефами (в наиболее заметном из этих зданий размещается военный комиссариат Саратовской области), багетная мастерская (в том же помещении некогда находился модный «Sweeter Bar»). Черт возьми, да даже Табаков жил в коммуналке на углу Мирного и Большой Казачьей.

В общем, если раньше мы старались обнаружить местные достопримечательности, то теперь просто замолкаем, потому что Мирный переулок от начала и до конца интересен целиком. И, конечно, никакой он не Мирный, а вполне себе оживленный. Кстати, топонимика его не совсем ясна. Краевед Евгений Максимов писал, что в конце XIX века переулок назывался Тихим (хотя и тогда там были базары), но название, по всей видимости, не прижилось из-за наличия Тихой улицы (ныне – Пушкина) и по аналогии родился вариант «Мирный переулок». Впрочем, Максимов сам не уверен в этой версии.

Ну а мы, понимая, что Мирный переулок все равно не опишешь в таком кратком обзоре, садимся на трамвай №3 и едем туда, где и закончится наш маршрут.

Пичугинский

ПИЧУГИНСКИЙ

— Ты где живешь?

— Воскресенское кладбище, дом №…

Примерно так должен был строиться диалог с жителем Пичугинского переулка пару десятилетий назад. Это переулок имеет, пожалуй, самое неожиданное расположение в городе – он целиком находится за оградой Воскресенского кладбища. И, да, до 2000 года он официально именовался улицей Воскресенское кладбище. Плакать здесь или смеяться – решайте сами.

На улице солнечно, тепло, а мы идем в сторону могилы Вавилова, к которой аккурат и выводит переулок. Есть в этом какой-то фарс. Справа от тебя со снежной горки катится малыш, которого пока все это не смущает, слева на одном из окошек притаилась кошка и, кажется, ее гораздо сильнее пугает направленный на нее объектив, чем вечная тишина на улице (учитывая, что на Воскресенском кладбище уже несколько десятилетий не хоронят, здесь действительно довольно тихо).

А, на самом деле, ко всему привыкаешь…

В принципе, за исключением самого расположения, в Пичугинском переулке ничего примечательного нет – обычный частный сектор, который просто некогда случайно оказался за оградой и, как ни странно, со временем прирос новыми постройками . К счастью для психического здоровья местных жителей могилы, хоть и сразу начинаются за домами, в переулок не выходят. Да и вообще, ритуальными агентствами он не переполнен, хотя и здесь можно встретить домик, на котором предлагаются услуги по изготовлению и установке памятников.  Ну а как иначе?

Впрочем, самое главное здание здесь – это часовня в честь Воскресения Христова. Собственно, от нее (тогда еще церкви) и получило название кладбище, а сам переулок – от имени человека, на чьи деньги она была построена – князя Алексея Пичугина. Кстати, и кладбище без него бы не появилось, ведь именно в 1836 году он пожертвовал часть земли под захоронения. Так что саратовская традиция – давать имя улице в честь богатого горожанина, жившего и/или что-то организовавшего на этом месте, плавно перешла из XIX века в XXI. Возможно, и кто-то из ныне живущих наших земляков когда-нибудь будет увековечен в названии какого-нибудь переулка. Поживем — увидим.

Текст и фото: Андрей Сергеев




в центре внимания Вернуться на главную

цифра дня больше 10 тысяч саратовцев пришли на "Ночь кино", которая прошла в прошедшие выходные в городе
цитата дня "Я по-хорошему завидую Хвалынску, что именно тут прошло становление такого замечательного художника, как Петров-Водкин", -
ректор Московского института культуры Иван Лобанов о фестивале "Хвалынские этюды"