Трагедия из плоти и крови: «Ромео и Джульетта» в театре драмы

Несколько лет назад именитый режиссер Марина Глуховская ставила в омском кукольном театре «Арлекин» спектакль «Ромео и Джульетта». В 2016 году в Саратовском академическом театре драмы выходит новая версия: уже с живыми людьми. Это вторая постановка бессмертной пьесы Шекспира в нашем городе за последние полгода – в сентябре в ТЮЗе прошла премьера «Любви и смерти в Вероне», авангардной интерпретации трагедии, которую критика восприняла, в основном, негативно. А теперь любимица саратовского зрителя и журналиста Марина Глуховская ставит свою, куда более близкую к оригиналу, версию легендарного произведения. Журналист TSR побывал на спектакле и теперь делится своими впечатлениями с читателями.

В постановке Глуховской обращение с текстом идет куда бережнее, при этом оно одновременно деликатно и вместе с тем изощренно. К Шекспиру в переводе Осии Сороки (в одном из интервью режиссер подчеркнул, что хотела, чтобы текст не звучал так патетично, как у Пастернака) неожиданно прибавляется поэзия Джона Донна, одежда и песни куда более поздних эпох. Чувство вкуса, кажется, вот-вот откажет режиссеру, особенно когда повторяется рефреном проходящая через спектакль замиксованная «Lux Aeterna» Клинта Манселла из фильма «Реквием по мечте» — кто ее и для чего только не брал, это почти откровенная пошлость.

И, тем не менее, Глуховской удается не скатиться в дурновкусие и, подобно Триеру в своем вольном обращении с музыкальной классикой, достичь тонкой двусмысленности, как все с тем же «Реквиемом по мечте», служащим одновременно и трагическим лейтмотивом преждевременной смерти героев, попавших в жернова клановой борьбы, и зловещим напоминанием об этой клановой розни с убийством, в сущности, детьми детей (именно «Реквием по мечте» слушал Брейвик, когда расстреливал молодых людей). Глуховскую потому и любят, что предлагая, в сущности, достаточно традиционные версии, и добавляя в них современности ровно столько, сколько нужно, чтобы не спугнуть неизощренного зрителя, ей удивительным образом удается достигать баланса всех компонентов, из которых складывается спектакль. Поэтому, кстати, «Ромео и Джульетта» — очень хорошая проверка: удивить зрителя сложно, сюжет он помнит почти наизусть, даже если не читал никогда Шекспира, театральных и кинопостановок такое множество, что едва ли их можно сосчитать. И, очевидно, версия Глуховской будет не в конце этого списка.

Впрочем, зритель ходит, конечно, не на режиссера, а на спектакль. Чем удивляет постановка? Во-первых, как уже было сказано, не привычным переводом. Дело, конечно, не в отсутствии языка Пастернака, а в том, как некое упрощение лексики влияет на само настроение спектакля. «Ромео и Джульетта» удивительным образом трагикомична: вот Ромео (Максим Локтионов) и Джульетта (студентка Екатерина Дудченко) обручаются у доброго настоятеля Лоренцо (Виктор Мамонов) и вдруг обнаруживают, что у них нет обручальных колец, а потому надевают на пальцы резинки для волос, вот сам отец Лоренцо поет с няней Джульетты (Любовь Воробьева) страстную песню, обо всем забываясь, вот Ромео с друзьями рассуждает о любви и улыбка невольно сама возникает на твоем лице – актерам и режиссеру замечательно удается создать атмосферу легкости и беззаботности юности, когда мир проще, а вопросы решаются по велению сердца. Но вместе с тем и атмосфера рока здесь создается великолепно и за нее отвечает, в первую очередь, синьор Капулетти – возможно, одна из лучших ролей Андрея Казакова. Это буквально архетипичный хозяин дома, грузный телом и в словах тиран, чье слово абсолютно в любой ситуации становится последним и не обсуждается. Когда он начинает говорить, все замолкают.

Впрочем, этот спектакль, в первую очередь, становится бенефисом молодых актеров (как сравнительно недавно работающих в театре, так и студентов) – пожалуй, давно их не было так много на сцене. И тем приятней, что они смотрятся на ней органично, хотя им (студентам), конечно, предстоит еще многому научиться и сдержанней воспринимать овации зала.

P.S.: Мы не упомянули совершенно про сценографию – как обычно, поклон Юрию Наместникову. Несмотря на достаточно минималистичное решение, вопросов к оформлению сцены не возникает. И, да, в этом спектакле совершенно замечательная, абсолютно кинематографическая концовка. Как это выглядит? Узнаете в Театре драмы.

Текст и фото: Андрей Сергеев




в центре внимания Вернуться на главную

видео дня Россия - Финляндия 3:0 Голы | Хоккей Кубок Мира 2016
RuSportHD
цифра дня 5 октября в Саратове начнется отопительный сезон