Ирина 17.11.2015

Виталий Злоба: «Родители говорят, чтобы я больше пел, а не кричал»

«К сожалению, у неё морская болезнь», «Всей юности итог», «Волчок» — это панк-группы, в которых играл или продолжает играть отличный саратовский музыкант Виталий Злоба. TSR встретился с Виталием, чтобы поговорить о философии панка, стереотипном мышлении, отношениях с родителями и пути, по которому идет наш родной город.

 

 

— Виталь, расскажи, как ты начал заниматься музыкой?

— Это было еще в детстве, когда родители подарили гитару. Собрал первую группу. Сначала играли в школе, на выпускных вечерах.  Потом, собирали еще, репетировали в гаражах, во всяких репетиционных точках.  В первой своей группе я играл в 14 лет, но мы распались. В 2010 году  у меня появилась более серьезная — «Dinosaurs will die», потом ребята переехали в другие города. Были группы «К сожалению, у неё морская болезнь», «Всей юности итог». В основном, у людей, которые там играли, возникали какие-то проблемы, либо они переезжали куда-то, пропадал интерес, не было времени. У меня самая любимая группа была «Всей юности итог», мы откатали тур, занимались тем, что хотели делать». А сейчас я играю в группе «Волчок».

— Почему именно панк-рок так полюбил?

— Панк-рок – это все-таки музыка свободы, без рамок, без стереотипов каких-то как таковых. Этот стиль придумали далеко не глупые люди. Они придумывали свои варианты развития, кто-то давал свою философию людям, кто-то пропагандировал здоровый образ жизни: не пить, не курить, не есть мясо. Говорили, почему все это плохо.

Это тусовка достаточно образованных людей, которые читают и смотрят очень умные фильмы. Со временем понятие панк-рока сильно исказилось, но сейчас, те, кто занимаются этой музыкой, пытаются доказать, что это не плохо.

У меня философия жизни – делать добро, продвигать его. И в творчестве у меня тоже самое. Я люблю подводить людей к каким-то мыслям, чтобы они не делали каких-то плохих поступков, грубо говоря. То есть только положительное все.

— А в семье как к твоей музыке относятся?

— В принципе хорошо. Родители помогают всячески, подсказывают, где хорошо, где плохо, как спеть лучше. Говорят, чтобы я больше пел, а не кричал. Говорят: «Музыка хорошая, а вот вокал, конечно нужно подправить…».

В первой группе, когда начинали, я там прямо пел, но у меня же нет образования, поэтому пою не очень. У меня свой стиль сейчас, экстрим-вокал, грубо говоря.

Люди, которые приходят на концерт, они, конечно же, понимают, что я хотел сказать и почему именно так излагаю материал. В любом случае, если ты слушаешь какую-то группу и не понимаешь, что они поют, ты берешь их диск, вчитываешься в текст и всё.

— У тебя есть какие-то любимые музыкальные группы? Ты слушаешь только панк-рок?

— Московская группа «Рикошет», «Супер кубик» — это именно в панк-роке. В других направлениях слушаю «Mujuice», могу и хип-хоп послушать.

— Музыка – это основное занятие?

— Да. Я еще занимаюсь параллельно организацией концертов, готовить люблю.  А по профессии я вообще – юрист. Мне было интересно учиться, очень нравится политология, да и из всяких ситуаций очень просто выпутываться, если ты знаешь законы.

— Невозможно не спросить про твои татуировки по всему телу. Многие люди, наверное, не понимают этого…

— Начнем с того, что я нормально отношусь к тому, что люди не понимают татуировки. Мне кажется, что это стереотипное мышление.  Все-таки людей «встречают по одежке», а уже после, в процессе общения люди понимают какой ты человек. Это своего рода отталкивающий фактор, который позволяет мне не общаться с глупыми людьми. Самую первую я сделал в 17 лет. Есть особо дорогие татуировки. Они посвящены бабушкам, сыну, каким-то особенным датам. Но каким-то особенным я себя не считаю. Хотя, каждый человек особенный по-своему. А так, я общительный, в этом мой главный плюс.

— Тексты для песен сам пишешь? Сколько примерно уходит времени на один трек?

— Тексты я всегда пишу сам. Времени уходит всегда по-разному. Бывает, что ты напишешь текст быстро, буквально минут за десять, а бывает, сидишь, придумал начало, через несколько дней куплет к нему добавил. Очень много не завершенных или отбракованных текстов. Все мои тексты от каких-то эмоций, ситуаций.

— Как вообще считаешь, в какую сторону сейчас развивается наш город?

— В хорошую, конечно же. Здесь стало намного лучше, открывается много всяких мест, где можно хорошо провести время. Если с друзьями выпить хорошего пива, то это какой-нибудь «Декабрист», если с девушкой, то это кофейни, такие как «Кофе и шоколад».

— А одеваться в каких магазинах предпочитаешь?

— В основном, я заказываю вещи из интернета, либо в «Секонд Хенд» хожу. В одежде предпочитаю джинсы «Levi’’s»,то есть фирмы, которые проверены годами. Базовые вещи – это свитшоты, худи. Обувь предпочитаю «Vans»,но в Саратове этого не купишь. Для меня не сложно одеть и костюм. Опять же нравятся «топ-сайдеры», могу одеть, если какое-то достаточно важное мероприятие и буду чувствовать себя достаточно комфортно. Я не считаю себя модным, я просто думаю, что у меня есть какой-то свой стиль в одежде.

— Скажи честно: было желание уехать из Саратова?

— Было. Я даже два раза переезжал в Петербург, но возвращался по семейным обстоятельствам. Сейчас я руководствуюсь таким принципом: «Где родился, там и пригодился». Хочу сделать что-то в своем городе, чтобы он процветал, нужно приподнимать его своими силами. Я же вот организовываю концерты, раньше был период, когда здесь ничего совсем не проходило. Хотелось бы открыть что-то для молодежи.

Беседовала: Ирина Сандакчи

Фото: Егор Шубин/Боня Мулдашева/Эллина Амирова

 




материалы в других городах

в центре внимания Вернуться на главную

цифра дня 53 жителя Саратова с начала года получили травмы в салонах общественного транспорта
цитата дня "Я еще не видел, как это выглядит - наверное, это как-то можно носить. Обычно награды я вешаю на банный халат. Приятно, конечно. Я думаю, что это аванс".
народный артист России Евгений Миронов поделился своими впечатлениями о присвоении ему звания почетного жителя Саратовской области.