«Я рад, что попал в эту передрягу и выбрался оттуда чистеньким». Рассказ дембеля

Целый год маршировать, заправлять кровати и сидеть на табуретке, чтобы их не помять, делать много того, что, возможно, в жизни никогда не пригодиться, но служить на благо Родины. Армия — 365 дней, которые кто-то мечтает забыть как страшный сон, а кто-то, наоборот, вспоминает как хорошую школу жизни. TSR публикует рассказ парня, который отслужил на Дальнем Востоке и вернулся домой в начале декабря. Армия из первых уст — чуть ниже.

Как и многие, погубившие жизнь, ребята, я пошел в армию добровольно и с замыслом обдумать дальнейшие действия, а еще изменить себя в лучшую сторону: повзрослеть, взяться за ум и всё такое. Потому что слышал, что в армии умираешь от скуки и ограниченных возможностей и мечтаешь скорей вернуться домой и начать ВСЁ ЗАНОВО. Еще я устал от развращающих меня друзей и свободы. В военкомате сказали: «Добро пожаловать, милый!», бесплатно обучили вождению больших машин и дали водительское удостоверение. Пообещали, что я буду элитным водителем грузовика, дали пряник, посадили на автобус и повезли на распределение.

На распределительном пункте я три дня чесал голову и вспоминал волосы, иногда нас кормили, а иногда даже водили в туалет. Потом приехал добрый общительный дядя и сказал, что я поеду служить на Дальний Восток.

Когда мы хорошо себя вели, нас водили на сопку в какое-то бомбоубежище, чтобы мы сбросили свои бомбы.

f_92pyCc-O8

Я там не был. Почему нет?

Выдали дурацкую зеленую одежду и отправили в путь.

Когда приехали, вывернули нам карманы и забрали всё самое интересное. Положили на кроватку и пожелали «спокойной ночи». Подняли в 6 утра и началось…

Первое, что запомнилось — это момент, когда какой-то солдат пробил шваброй дырку в общем туалете. Нижний этаж затопило г*вном, а наш туалет закрыли до лучших времен. Скучать по дому не приходилось, потому что всегда нужно было думать о том, как утолить естественные потребности. Но не все так плохо! Когда мы хорошо себя вели, нас водили на сопку в какое-то бомбоубежище, чтобы мы сбросили свои бомбы. Зима на Дальнем Востоке — это не больше -20, поэтому мы делали это быстро!

Второе, что очень запомнилось – это когда я заболел и лег в медсанчасть, сдав все свои вещи Товарищу старшине (по совету Товарища старшины), чтобы мои вещи никто случайно не спутал со своими там, в больничке, и случайно не присвоил. Когда я выздоровел, моих вещей странным образом не оказалось у старшины, и старшина вроде как совсем не помнил, что я вообще ему что-то сдавал. Поэтому я оказался в трусах и маечке, заключенный в комфортабельной казарме медицинской роты. Но пришел другой старшина и принес мне большие штаны, большой бушлат и большие башмаки, чтобы я добрался до своего нового дома. Потом всё это забрал и сказал, что рожай себе сам в чем ходить. Я просидел четыре дня на стульчике и родил себе всё, что мне нужно.

Что же, впереди еще 11 месяцев службы на благо Родины и я готов!

Иногда нам приходила зарплата, но никогда не приходилось думать, как ее потратить, потому что за тебя это уже давно сделали.

CIypP0XhiNg

Тут на полгода началась бытовуха, типа поддержания вечной чистоты, опрятности, умения ходить в ногу, добросовестной работы лопатой и метлой. И бла-бла-бла. Как-то раз меня даже посадили на машину, которую очень долго пытались завести. Я сел и она заглохла.

Иногда на завтрак нам давали пряники и мне это очень нравилось. Иногда даже по два. А на 9 мая дали конфетку и пол яблока. Вот так праздник!

Иногда нам приходила зарплата, но никогда не приходилось думать, как ее потратить, потому что за тебя это уже давно сделали.

Прошли добрые полгода и дембеля ушли. Меня посадили на старый вонючий «ЗИЛ», сказали: «Езжай!». И я поехал далеко-далеко на полигон, осваивать природу. Я выкатил старую развалюху на новые земли, встал в колонну за другими, такими же развалюхами, и поехали мы в лес. Машина заглохла и колонна уехала без меня. Пришлось догонять. Мой «ЗИЛ» разогнал 50 км/ч, поэтому я быстро всех догнал, заодно и пару машин обогнал. Но меня потом поругали. Переночевал ночь в кабине, а утром, когда проснулся, никого вокруг уже не было, кроме моей машины и машины товарища. Я сказал ему заводиться, мы завелись и поехали на сопку. Пару метров, не добравшись до вершины, моя машина умерла и покатилась назад, тормоза испарились, а ручник в армейской технике не предусмотрен, поэтому машина преследующего меня товарища немного ПОМЯЛАСЬ. После этого прибежал капитан и назвал меня нехорошим словом, а потом приехал командир бригады и назвал нехорошим словом капитана, пробил ему «фанеру», сфоткал на фоне «ЗИЛа» и показал большой палец.

Мне стало весело. Потом командир уехал и мне стало не весело. Меня спрятали глубоко в лесу вместе с этим «ЗИЛом» и сказали жить пока там и ожидать своей участи. Дали сухпаек и оставили меня помирать. Я не растерялся, постирал носки и майку в луже, заточил армейский деликатес и лег спать. Проснулся через неделю от того, что ко мне в убежище пожаловал командир роты, забрал мою зарплатную карту и сказал что мне *****.

Пока я спал в лесу, остальные ребятишки построили целый город в лесу. Сравняли лес с землей, поставили огромные палатки с печками, туалеты, душевые, баньки, столовую, автопарк и всякое прочее. И самое главное – они сделали плац!

Приходишь с какой-нибудь х**ней к командиру с довольной физиономией и говоришь: «Вот… родил!». Класс!

5mHhSiPng_Q

Мне не захотелось спать на нарах в палатке и я поселился жить в кабине своего «ЗИЛа». Потом мне привезли детали и я стал его собирать. Собрал, завел, позвал командира роты. Он сказал: «Красавчик» и вернул мне карточку. Но я так и остался жить в кабине, ремонтировать машины и много спать. Провел туда розетку, залепил окна, постелил матрас, собрал себе веранду перед «ЗИЛом» с лавочкой и столиком и стал жить поживать.

Потом полетел на Сахалин в командировку, побегал от медведей, посмотрел на трехметровые лопухи, половил рыбу сачком, посмотрел на Тихий океан. В общем, отдохнул.

Я купил себе ящик «дошираков» и сунул его в тумбочку. Я – дембель!

oFw6VMaNc80

На полигоне самое достойное занятие, по мнению офицеров, было — РОЖАТЬ! Мы рожали всё на свете, всякий самый не нужный хлам, на который на гражданке я бы даже не обратил внимания. Мы рожали бревна, дощечки, камушки, одежду. Просто воровали всё это из других палаток и получали за это вознаграждения. Вы когда-нибудь воровали чью-нибудь одежду, поношенную, нестираную, вонючую одежду? Снимали детали с машин других подразделений, аккумуляторы и так далее? Приходишь с какой-нибудь х**ней к командиру с довольной физиономией и говоришь: «Вот… родил!». Класс!

Но вот полигон кончился и мы вернулись в часть. Начались дурацкие построения в столовую, на развод, на вечернюю проверку. Я купил себе ящик «дошираков» и сунул его в тумбочку. Я – дембель! Теперь старшина не заберет мои «дошираки»!

Служба прошла быстро и смешно. Приходилось делать много мерзких вещей, воровать, врать, подставлять кого-то, потому что если не ты, то тебя. Так заведено. Приходилось много работать, но и много отдыхать. Если сможешь найти время, чтобы заняться тем, что тебе нравится, то не станешь жалеть о потерянном времени. Да и вообще, на многие вещи меняется взгляд. А из-за того, что ты никому не можешь довериться, начинаешь еще больше ценить родню и друзей. И катаешься на дурацких машинах.

Я вернулся домой после года тупизма с головой опустевшей, но готовой и желающей новых начинаний и глобальных перемен. По-моему, это огромный плюс. Я рад, что попал в эту передрягу и выбрался оттуда чистеньким!

Иллюстрации: авторские зарисовки из армии




материалы в других городах

в центре внимания Вернуться на главную

фото дня Предновогодний Саратов
Анастасия Медведева
цифра дня 14841 рубля составляет средний размер взятки в Саратове