«Я создал марку безо всякой рекламы, и она стала культовой» — Павел Ерокин о своём бренде

Многие жители нашего города считают, что в Саратове нет моды. Что это город унылой серой толпы, в лучшем случае одетой в масс-маркет. Чтобы развеять этот миф мы решили запустить новую колонку, которую будет вести дизайнер и руководитель школы моды Profashion Марина Сапега. Вы узнаете известных саратовских дизайнеров в лицо и познакомитесь с их коллекциями, поймете, как продвигать свой бренд в регионе, а также на какие новинки можно обратить внимание в саратовских магазинах и выглядеть по-настоящему стильно.

circle (2)

В первом выпуске Марина поведала о своем бренде, а сегодня вы узнаете о творческом пути саратовского дизайнера Павла Ерокина.

Когда говорят о моде в Саратове и о саратовских модельерах, то звучит не так много имен. Но в начале списка обязательно прозвучит Павел Ерокин и не менее известный бренд DOCTOR E. 26 февраля Павел отметил свой день рождения, пожелаем ему творческих успехов и максимальной самореализации, чтобы продолжил нас удивлять. А наш скромный вклад в осуществлении этого — интервью.

Павел, сколько лет вашему бренду?

С 1999 года. Уже 18 лет. В 90-е годы я привозил одежду, сейчас это называется «быть байером». Но уже тогда видел, как можно сделать лучше, что поменять. Благодаря кризису 1998 года стало невыгодно привозить одежду, и так я стал производителем.

Я создал марку безо всякой рекламы, она стала культовой.

Вы довольно известная личность в Саратове, и не только. Насколько вы доступны к общению с «простыми смертными», как насчет «золотой короны»?

Я всегда доступен к общению. И в целом, люди из телевизоров и журналов достаточно простые люди. Это стереотип считать обратное. Если не считать Киркорова. Он реальная «звезда»: высокий, огромный, необычный. Как-то пересекались с ним в гостинице в Юрмале на «Новой волне», где я одевал участников в свою марку.

Без имени-1

Павел, недавно вы просто «порвали» Facebook своим выступлением на шоу «Stand up». Каким ветром вас занесло туда?

Однажды меня пригласили в Comedy club в первые ряды с легкой руки моей пиарщицы. Мартиросян общался с Охлобыстиным, потом называет неожиданно мое имя. Обычно объявляют далеко не всех, и я растерялся от неожиданности. И разговор был такой… я понял, что меня вырежут. Пришел домой и всю ночь не спал! Думал: надо было так сказать, так ответить. Я за ночь написал два юмористических текста. Теперь это мое хобби.

Кто он — покупатель DOCTOR E?

Сейчас, по большей части, мы продаем по интернету, поэтому мы не видим своего покупателя в лицо. В целом, бренд изменился. Пришлось развернуться полностью лицом к новому покупателю. А это обычно женщины 25-45 лет, которые в рабочее время занимаются шоппингом и, в основном, покупают себе и иногда мужу. Потому что мужские продажи намного меньше.

Если я раньше очень много делал мужского, то сейчас делаю меньше. Это обрезает крылья.

Согласна. Я часто слышу от мужчин: «Почему вы, дизайнеры, не творите для нас?» На что я отвечаю: «Потому что вы не покупаете»

Я живу за счет продаж. У меня ни спонсоров, ни инвесторов. Если у меня не будут покупать, то я закроюсь, разорюсь, останутся без работы около ста человек (прим. ред. Производство находится в Саратове).

Где сейчас вы офф-лайн продаетесь в Саратове? И отличается ли там коллекция от интернет-площадок?

Один магазин в «Манеже». Не все доходит до этого магазина, больше можно купить по интернету.

Есть ли смысл сейчас выходить на зарубежные рынки?

Я хотел выйти на американский рынок, но организаторы недель мод совершили ряд несерьезных для бизнеса движений: несерьезные формы оплаты и счета на частных лиц с испанской фамилией банк все равно бы не пропустил… В итоге, не сложилось. Тем не менее, удовольствие недешевое, так что все к лучшему.

Кризис как-то сказался на производстве?

Изменились весь рынок и его структура. Приходится делать очень много базовых вещей. Очень важно, занимаясь одеждой, чувствовать тренды: когда наступил минимализм в моде, я понял, что мне надо упрощаться, меняться тоже. Пришлось убрать мой фирменный сложный крой. Потом понизить ценовую планку. Поэтому выжили, а многие разорились.

Но для тех, кто остался ценителем моего фирменного почерка, того самого DOCTOR E, каким он был раньше, я делаю еще одну линию одежды- Pavel Yerokin, и у него тоже много поклонников. Продается на площадке Lamoda.

Есть ли смысл продаваться в Европе?

Смысла большого нет, потому что больше мы являемся рынком сбыта для них, чем наоборот.

Есть ли будущее у российской моды и нашей легкой промышленности?

Конечно. Сейчас наконец-то начались изменения. Заработал Балашовский текстильный комбинат. Мы стоим на этапе возрождения из пепла.

Американская мода, как известно, встала на ноги всего за 50 лет…

В Турции текстильная промышленность выросла за 20 лет, очень бурно. Благодаря мощной поддержке государства. Если турок участвует в выставке… любой, например, в Австралии, государство оплачивает все: дорогу, участие стенда и другие расходы.

Что пожелаете тем, кто хочет стать дизайнером одежды?

Бывают просто модные профессии. В советские годы была модна поэзия. В итоге слишком много было плохих стихов, эпоха графомании.

Сейчас в моде модельер, дизайнер одежды. Все, кому не лень, идут в это дело. Здесь очень важно чувствовать это твое или нет. Лучше быть замечательным поваром или кем-то еще, необязательно кидаться в модные профессии.

Развиваться нужно, меняться нужно, но надо понимать свои реальные возможности и способности. Лучше делать что-то хорошо, чем плохо то, что модно.




в центре внимания Вернуться на главную

фото дня
Пресс-служба губернатора Саратовской области
цифра дня на 50 рублей с апреля увеличится страховая пенсия россиян