Город

Живительная сила декаданса

Опубликовано 09 июля 2014 в 19:00
0 0 0 0 0

Обломки былых цивилизаций, которые постигла неумолимая кара времени, — одних они завораживают, других оставляют безучастными. Загадочные древние письмена и барельефы, остатки былой роскоши, изъеденные ржавчиной и временем механизмы что-то пытаются нам сказать, а мы молча внемлем, зачарованные красотой упадка. Прошлое, настоящее и будущее приобретают отчетливые очертания, которые, к сожалению или счастью, так напоминают руины. В чем же их прелесть и магия? Чтобы это понять, TSR перевел статью BBC-Culture.

Всплеск интереса, возникшего в последние несколько лет к фотографиям заброшенных зданий, получил название «ruin porn» («порнография руин»). Не так давно в лондонском музее «Тейт-Британия» открылась выставка, посвященная этому многообразному явлению. Работы художников,  любителей обветшалого и полуразрушенного, охарактеризовал термин «ruin lust» — от немецкого «Ruinen lust», страсть к руинам.

Приморская крепость, построенная нацистами на французском побережье

Приморская крепость, построенная нацистами на французском побережье

«Когда мы смотрим на эти строения, на подобные пространства, то в этом всегда замешано нечто больше, чем праздный интерес», — рассказывает куратор музея Брайан Диллон. «Это подлинное смешение чувств, таких как ужас, ностальгия, сожаление, но, в то же время, и своего рода трепет, легкое возбуждение. Многие художники обратились именно к этим эмоциям, для них руины – это не только объект для размышления и осуждения. Художники видят в руинах своего рода возможности, потенциал».

Одна итальянская достопримечательность может поведать многое о наших сложных взаимоотношениях с руинами. Древнеримский город Помпеи, погребенный под слоем пепла в результате извержения Везувия в 79 г. до н. э., стал популярным объектом среди художников после того, как был раскопан в 1748 году, что как раз совпало с подъемом интереса к останкам в духе классицизма. «Был такой период в XVIII веке, когда возник настоящий всплеск интереса среди художников и поэтов», — рассказывает Диллон.

Помпеи. Подлинный упадок.

Помпеи. Подлинный упадок

«В искусстве и литературе тех лет красной нитью проходит идея о том, что упадок прошлого – это исторический намек на то, что может случиться снова», — замечает он. «Это связано и с тревогой по поводу нашей современности.

Ведь какими бы современными мы ни были, какого бы прогресса ни достигли, все придет к концу, все распадется точно так же, как цивилизации Греции и Рима».

Пригоршня праха

То осознание действительности, нашей эры здесь и сейчас, которое дает нам упадок прошлого, — вот наиболее подходящее объяснение популярности изображений, отражающих индустриальный упадок XX века. «В последние несколько лет поднялась волна еще большего интереса к изучению урбанистических и индустриальных руин», — рассказывает Диллон. «Можно сказать, что это связано с финансовым кризисом, его возникновением. Фотографии Детройта – явный тому пример».

Детройт

Детройт

Французские фотографы Ив Маршан и Ромен Меффре опубликовали свою ключевую работу – книгу «Руины Детройта» — в 2010 году. Они также зафиксировали изображения заброшенных театров – тех, которые были упразднены или переоформлены в церкви, супермаркеты или игорные дома.

В другом проекте фотографы обратили свои объективы к острову неподалеку от побережья Нагасаки в Японии. Когда-то там располагался шахтерский городок с самой высокой в мире плотностью населения. С упадком японской угольной промышленности Гунканджима (Хашима) был заброшен. Его постигло медленное угасание, в отличие от внезапного апокалипсиса, обрушившегося на Помпеи.

Остров-призрак Хашима

Остров-призрак Хашима

Сам процесс нравится Маршану: «Любое производство – это эксплуатация природы. Наблюдать за тем, как природа пробивается сквозь здание, забирает его обратно – есть в этом что-то поучительное, какая-то ирония». Фотограф убежден, что идеология, стоящая за этими строениями, оказывает свое влияние на привлекательную атмосферу упадка. «Это такая архитектура с оттенком психологии. Разумеется, автомобиль связан с Детройтом, и, что примечательно, именно автомобиль разрушает город, ведь на нем человек может этот самый город покинуть навсегда».

Театр в Детройте

Театр в Детройте

Последующее разрушение зданий может быть частью видения архитектора. Альберт Шпеер, главный архитектор при Адольфе Гитлере, разработал концепцию «ценности руин».

Он планировал строения Третьего Рейха, заранее представляя то, в какие живописные руины они превратятся спустя несколько веков.

В 1830 году Джон Соан, который проектировал и строил Банк Англии, нанял Джозефа Гэнди, который должен был расписать его знаменитое здание так, чтобы с высоты птичьего полета оно напоминало разросшиеся руины.

План Джона Соана

План Джона Соана

По словам Диллона, подлинная ценность руин заключается в том, что они дают нам возможность перемещаться во времени: «Руины притягательны, потому что это не просто объекты, которые выжили, выстояли, но и потому, что они указывают нам на что-то».

Маршан с этим согласен: «Руины позволяют нам увидеть прошлое так же отчетливо, как и настоящее, и даже дают представление о том, что с нами будет. Мы видим все это одновременно».

0 0 0 0 0



Вконтакте
facebook